ВОСПОМИНАНИЯ МИХАИЛА ЧЕШУИНА О ВОЙНЕ, О ТРУДЕ И О ЖИЗНИ В ТУВЕ

После победного мая 1945 года по всему Советскому Союзу закипела и забила ключом новая жизнь. Люди устали от войны, постоянных лишений и потерь, они хотели побыстрее построить новое общество, где все будут счастливы, образованны, сыты и довольны.

Тогда Тува стала младшей дочерью в дружной семье народов СССР, а лучшие сыны и дочери со всех союзных республик ехали помогать тувинским братьям и сёстрам поднимать сельское хозяйство, промышленность и возводить необходимую инфраструктуру. Все работали дружно, весело, с огоньком. Для многих Тувинская автономная область стала вторым домом, который хотелось сделать лучше, краше и удобнее для жития. Вот поэтому то и трудились на совесть и от души радовались трудовым свершениям и достижениям.

Мы любили работать и умели отдыхать

«Помимо основного трудодня у нас проводилось много субботников, трудовых десантов и общественных инициатив, которые нам хотелось как можно быстрее воплотить в жизнь, – поделился своими давними воспоминаниями Михаил Чешуин. – В середине 40-х годов ХХ века в Туве повсеместно витал дух предвкушения новой жизни, эмоционального подъёма и безграничного патриотизма. Да, работать приходилось много, бывало, приходишь вечером усталый в общежитие, садишься на свою раскладушку, на секундочку приклоняешь голову на подушку, закрываешь глаза и крепко засыпаешь до самого утра.

 А с первыми лучами солнца тебя будят товарищи, бежишь умываться, на скорую руку готовишь завтрак и снова с головой погружаешься в дела служебные. Не важно, на каком поприще трудишься: рабочий, крестьянин, животновод, служащий, партийный или общественный деятель, везде есть свои проблемы, которые требуют быстрого и качественного решения. Как-то после насыщенного и богатого на результат субботника нас ждали танцы.

 Все быстро сбегали переодеться, были красивые и нарядные. Многие мужчины были одеты в военную форму или выходные костюмы, а девушки – в сарафаны и платья. Гармонист ловко и умело ударил по клавишам, и инструмент весело заиграл озорную плясовую мелодию. Когда он уходил на перекур, то мы танцевали под патефонные песни, но под живую музыку было гораздо приятнее. На удивление в этот вечер было особенно хорошее угощение, мы ели шашлыки из баранины и домашние лепешки.

Жигулёвского пива было тоже в достатке, но им никто не злоупотреблял. Большинство девушек не пили вообще, а парни выпивали по пол-литровой бутылочке, ну максимум по две, а брать третью было дурным тоном. Таких людей могли посчитать пьяницами, а такой дурной славы никому не хотелось. Про конфликты и пьяные драки, и говорить не приходится, их просто не было. Парни, конечно же, дрались, но это тогда, когда к их девушкам приставали какие-нибудь слишком ретивые кавалеры. Такие случаи были крайне редки, в основном все праздники проходили в дружеской и мирной атмосфере.

Я счастлив, что жизнь всегда сводила меня с удивительными, замечательными, интересными и глубоко порядочными людьми. На одном из мероприятий я познакомился с деловитой, целеустремлённой, деятельной и красивой тувинской девушкой Тамарой Норбу. Через много лет Тамара Чаш-ооловна станет настоящей легендой Тувы и одной из самых уважаемых женщин в республике. И не мудрено, ведь она умела работать не покладая рук, всегда была требовательна к себе и не боялась трудностей и ответственности. Не удивительно, что она стала видным общественным, государственным деятелем и профсоюзным лидером региона.

 

 Её не стало 29 апреля 2015 года, этот день стал для меня одним из самых чёрный и траурных в жизни. Тяжело терять верных и проверенных друзей. Во времена нашей молодости Тома сразу же завоевала моё доверие и искреннее товарищеское уважение. Помню, по приезду я сильно затянул срок постановки на партийный учёт. Прихожу в соответствующие органы и встречаю там мою знакомую Тамару. Она тогда занималась организацией профсоюзных движений в учреждениях и на предприятиях. Сразу же попал на совещание, а после него Тома задала мне вопрос, который и определил мою будущую жизнь: «А как вы смотрите на работу в деревне? Там надо создавать комсомол, молодежь этого ждёт с нетерпением». Обрадовался такому предложению, очень уж хотелось быть полезным для малой родины и воочию увидеть её красоты.

Ещё в понедельник мы договорились, что в среду встретимся в военкомате и вместе незамедлительно отправимся в Тандинский район. Утром в среду я без опоздания пришел к назначенному часу и у коновязи увидел двух оседланных лошадей, на которых уже были навьючены необходимые в дороге припасы. Тамара грациозно выпорхнула из дверей военного комиссариата и с лёгкостью вскочила в седло. На ней было солдатское обмундирование, которое ей очень шло и придавало некую элегантность, и даже изысканность. Прежде чем отправиться в дальний путь, я проверил уздечки и подпруги, где надо, подтянул, а где надо, и ослабил. Опыт в этом у меня был, я же артиллерист и мне неоднократно приходилось запрягать коней, которые по дорогам войны тащили пушку и боеприпасы. После недолгих приготовлений мы пришпорили наших коньков и с искренним желанием изменить мир к лучшему выдвинулись навстречу судьбе.

Комсомольцы-добровольцы

"Не менее двадцати километров мы проскакали средней рысью и остановились передохнуть на чабанской стоянке. Там познакомились с дружелюбным и разговорчивым парнем по фамилии Ооржак, – с улыбкой вспоминает Михаил Чешуин. – Он проявил живой интерес к комсомольской организации, мы долго беседовали за угощением, а когда поблагодарили хозяев за гостеприимство и собрались уезжать, то паренёк попросился поехать с нами. Его родители были не против и отпустили сына. Тамара взяла его в сопровождение и назвала нашего нового друга Ооржака первым комсомольцем.

На второй день мы набрали ещё десять смельчаков и объявили их передовиками. Провели краткий инструктаж и велели через неделю провести заседание бюро, на котором принять ребят и девчат в комсомол, избрать лидеров и агитаторов. На первых парах мы собственноручно изготавливали им удостоверения, а типографские пришли им на смену позже, наши подопечные были им искренне рады. По средам к нам шли желающие стать нашими друзьями, так и зарождалась комсомольская ячейка. Мы начали думать, как организовать футбольную и шахматную секции, наладить работу творческих самодеятельных коллективов. Но не всё шло так гладко, как кажется. Нашлись люди, которые отговаривали и запугивали молодёжь, и те боялись идти к нам. Наши недоброжелатели говорили молодым аратам, что если те пойдут в комсомол, то на них обидятся духи предков и всемогущие силы природы.

С этой бедой справиться было нелегко, мы проводили сходы граждан, подробно объясняли нашу позицию, а со временем нам удалось всех убедить, что мы делаем доброе и хорошее дело. Когда я прочно обосновался на новом месте, то ко мне приехала моя любимая супруга Асенька. Я был бесконечно рад приезду дорогой подруги. Мы поселились в интернациональной деревне Дургене. В ней было много русских переселенцев, которые жили в дружбе и согласии с аратами Тувы. Вместе вели дела, разводили скот, обучали друг друга разным народным промыслам и житейским хитростям. Ещё нас привлекла недавно созданная в тех местах бригада животноводов.

Мы попросили не отказывать нам в работе с пастухами, а те, в свою очередь, охотно согласились с нами сотрудничать. По рабочим делам мне приходилось много и часто ездить по всему Тандинскому району. Я с большим удовольствием общался с разными людьми, узнавал их уклад жизни и характер. Именно тогда я начал делать небольшие путевые заметки, а карманный блокнот и карандаш стали моими верными спутниками.

У костра на привале после трудного, насыщенного и успешного дня я перед сном черкнул несколько строк, которые сами без труда и раздумий легли на перо: «За седыми Саянами, что на юге Восточной Сибири, уютно расположилась гостеприимная Тува. Там живут тувинцы – крепкие, коренастые, выносливые, гордые, приветливые и умеющие дружить люди. Природа этого края контрастна и разнообразна. Словно огромную чашу, окаймляют лесистые хребты, а в центре – ковыльные степи и холмы. Там Енисей величественно несет свои воды, он спускается по уступам Саянских гор в Хакасию и дальше идёт к Северному Ледовитому океану. На этой дивной земле люди веками занимались скотоводством и вели кочевой образ жизни, учёным ещё предстоит исследовать её загадки и раскрыть древние тайны. Изучить сказки, легенды и обряды этого загадочного народа, но оставим этот нелёгкий и почётный труд собирателям фольклора, филологам и этнографам. Наша задача состоит в другом, мы должны помочь нашим братьям-тувинцам как можно быстрее влиться в многонациональную семью народов СССР. Ведь мы близки по духу, убеждениям, да и в Великой Отечественной войне сражались плечом к плечу и вместе сокрушили казавшегося непобедимым врага».

 

 (Продолжение следует).

Беседовал Кирилл САМОХВАЛОВ.

Фото из семейного архива Михаила ЧЕШУИНА