Вопросы задаёт читатель. Наша бедность от богатства?

Всем известно, что с приходом зимы небо над Кызылом становится черным от сажи. Всю длинную зиму, живущие в частных домах, люди усиленно топят углем печки, чтобы согреться.

А зимы у нас продолжительные и суровые, потому и отопительный сезон длится долго. Чем сильнее мороз, тем больше топятся печки, тем больше сжигают угля, тем непроглядней становится небо над столицей...

Какие меры принимаются, чтобы уменьшить загрязнение воздуха? Я, например, не знаю. Люди пишут в газеты, возмущаются, но конкретных дел не видно. Почему власти города, депутаты не озабочены тем, чтобы воздух над городом стал чище? Ведь они, их дети и родители живут в Кызыле и дышат этим воздухом!

Хочу привести в пример соседнюю Монголию. Зимой загрязнение воздуха в Улан-Баторе на 80 процентов вызвано сжиганием угля в печах в «юрточных районах», в которых обитает свыше 60 процентов населения города. Это стало причиной широкого распространения заболеваний. Управление здравоохранения Улан-Батора приводит такие данные: только в 2016 году 1800 человек умерли от болезней, вызванных загрязнением воздуха. Какие меры были приняты монголами?

С ноября в ночное время жителям «юрточных районов» Улан-Батора электроэнергия стала поставляться бесплатно. Для жителей центральных районов города тариф уменьшили наполовину. Годом позже кабинет министров Монголии принял национальную программу по борьбе с загрязнением окружающей среды. В соответствии с ней в 2018 году было запрещено жечь уголь в столице. С сентября нынешнего года жителям «юрточных районов» начали продавать специальное прессованное топливо – в брикетах. И результат уже есть: концентрация вредных веществ в воздухе по сравнению с прошлым годом уменьшилась в 1,3 раза.

Вот такие решительные, а главное, результативные меры предпринимают в Монголии. Ситуация в Улан-Баторе похожа с нашей. У нас есть много деревянных

 

домов в городе и на дачах, которые сжигают наш коксующийся уголь, который дает много сажи.

Число таких домов ежегодно растет, так как в Кызыле частные дома хаотично растут, как грибы после дождя. Кроме того, в городе много автономных котельных с несовершенными котлами низкого давления, которые тоже выделяют много копоти. Если в советское время природоохранные органы следили за тем, чтобы на их трубах ставились фильтры, то сейчас этого не делается. Это видно по черным клубам сажи, из-за которой в городе не видно солнца.

Необходимо учитывать, что Улан-Батор стоит в степи и продувается всеми ветрами, а наш Кызыл находится в котловине и сажа висит над городом. В последнее время из-за дороговизны своего угля, люди стали привозить дешевый уголь из-за Саян, смешивать его с нашим, но сажи меньше не стало. А перерабатывать уголь, делать брикеты, смешивать с чем-то наш итак дорогой уголь будет еще дороже – это не выход.

Вместо того, чтобы люди меньше тратили денег на покупку угля и уменьшить вредные выбросы в атмосферу, мы дорогой уголь делаем его еще в два-три раза дороже, продавая его в мешках и ваннах. Кроме того продолжаем строить холодные деревянные домики, которые «съедают» много угля и «производят» еще больше копоти.

«Тувинская правда» (№ 72 от 1 августа 2020 года) в интервью с первым заместителем прокурора Республики Тува Сергеем Дябкиным «Важней всего погода в доме» писала, что Постановлением Правительства республики установлены предельные розничные цены на  твердое топливо, но это ничего не изменило. Уголь продолжают продавать по завышенной цене.

Меня волнуют многие другие вопросы. Так, по отчетам поголовье скота в Туве из года в год растет, значит, мяса производится все больше. Почему растет цена на  мясо? Почему не работают законы рынка: чем больше производится продукции, тем ниже становится его цена?

Саяно-Шушенское море затопило огромную территорию республики. Плотина ГЭС лишила республику самого дешевого водного пути. Лишила возможности дешево поставлять на рынок свой лес, скот, уголь, завозить в республику горюче-смазочные материалы, оборудование, перевозить пассажиров, организовывать туризм. Отсюда рост цен на горюче-смазочные материалы, от чего зависят цены на грузоперевозки, а, значит на продукты и товары, которые завозятся в Туву.

 

При этом стоимость вырабатываемой ГЭС электроэнергии для Тувы – самая высокая в Сибири и является одним из факторов, тормозящих развитие республики.

Знают ли руководители в высших эшелонах власти о том, как живут и работают тувинцы в таких трудных природных условиях, да еще с таким «диким рынком» и не менее «дикими ценами»? Почему они уезжают жить в другие регионы?

Думаю, что пора Правительству и Верховному Хуралу Республики Тува поставить этот вопрос перед руководством страны, предоставить расчеты и доказательства. Ведь как говорят в народе: «Дитя не плачет – мать не разумеет». К тому же есть программа Президента РФ В. В. Путина по борьбе с бедностью. Есть стратегия ускоренного развития Республики Тува до 2024 года.

Нам нельзя рассчитывать на то, что наши люди, молодые специалисты будут уезжать на заработки в другие регионы. Наши люди нужны нам здесь, где живут их семьи, дети. Наконец, они нужны республике.

Прошу читателей газеты принять участие в обсуждении поставленных мною вопросов.  Что думают по этому вопросу специалисты, мэрия города, врачи, экологи? Что у нас делается по уменьшению бедности народа? В первую очередь, по снижению цен на угль?

Кара-оол ЛАПЧАА,

пенсионер, п. Каа-Хем Кызылского района

Полностью подборку читательских писем читайте в субботнем номере "Тувинской правды" от 16 января 2021 года.