ТУВИНСКОЕ СЕРДЦЕ РДШ

Одно из мест, где в период дистанционного обучения продолжают виртуально встречаться, организованно общаться и видеть друг друга в записи дети и подростки, это многочисленные региональные площадки Российского движения школьников (РДШ). Есть такая и у тувинской детворы.

Ребята, которые уже честно соскучились и по одноклассникам, и по школьным урокам, с помощью РДШ могут прикоснуться к той родной среде, из которой их вырвал карантин. Так, в контенте группы в социальной сети для них – море любительских роликов со знакомыми лицами. На них дети рассказывают, как у них происходит процесс домашнего обучения, делают весело и необычно утреннюю зарядку, учатся мастерить что-то своими руками, узнают, как проводят свободное время и помогают родителям такие же подростки в Туране и, например, в посёлке О-Шынаа или в Сосновке. Много чего ещё есть в ленте РДШ. Ребята там учатся правильно держать спинку, моют посуду, готовят… Май в сообществе посвящён 75-летней годовщине со дня Великой Победы, школьники самовыражаются через чтение стихов, песни военных лет, рисуют, рассказывают о своих доблестных предках, показывают их портреты и участвуют в разных тематических акциях.

Руководят тувинским сообществом РДШ двое человек, один из них, координатор движения и главный генератор онлайн-контента, – Эртине Куулар. В Туве парня знают ещё по его активности в тувинском отделении РСМ. В Союзе молодёжи он по-прежнему состоит, правда, не на руководящей должности. Уже больше четырёх лет Эртине объединяет детей и подростков Тувы под флагом новой детско-юношеской общественной организации, которая была создана по специальному распоряжению главы государства. И если год назад в РДШ числились лишь чуть больше трёх десятков тувинских школ, то сегодня не осталось ни одной, которая бы не выступала в рядах активистов РДШ.

– Сейчас у нас основная работа – в социальных сетях, преимущественно ВКонтакте, – рассказывает Эртине. – После кампании ко Дню Победы стартуют активности ко дню детских организаций. По этому поводу тоже подготовлены акции, челленджи. У каждого мероприятия есть свой хештег, по которому мы можем отследить, сколько человек приняло участие, сколько вышло публикаций и т.д. Кстати, недавно мы разработали примерный режим школьника, опубликовали его в качестве рекомендации – как школьнику выстроить своё время в период изоляции.

– То, что сейчас происходит у вас в группе, очень мило и трогательно. Чудесные такие видеоролики – как ребята делают зарядку, заправляют свои кроватки, уроки выполняют… И география впечатляет. Из отдалённых сёл детки.

– Да, я предложил педагогам присылать видео на определённые темы. Например, утром у нас выходит видеопост, в котором какой-то ученик проводит зарядку. Сегодня упражнения делает один, завтра – другой. Дальше – заправка кровати. Я сначала сомневался – не зря ли это запустил… Но получается действительно очень мило, как они это делают.

Потом – дистанционное обучение: мне сейчас это не очень нравится, дети начали снимать просто как они занимаются. Моей первоначальной задумке отвечало видео ученицы гимназии №5 – девочка показала, какими ресурсами она пользуется. Подробно рассказала, как их применять, как найти определённую тему – это было полезно и содержательно.

Отдельная тема – помощь родителям: ребята показывают, как работают по огороду, посуду моют. По теме свободного времени есть очень хорошее видео мальчика из Турана, он своими руками из картона мастерит оружие. Сначала вырезает заготовку из картона, потом раскрашивает – у него получаются такие реалистичные модели.

– Эртине, такой формат работы регионального отделения – это твоё творчество, или так рекомендовано работать регионам?

– Моё творчество. Я думал, как в период самоизоляции, когда молодёжь преимущественно онлайн, поднять активность в группе, привлечь в неё подписчиков, чем заинтересовать. В первые дни карантина мы запускали тесты по правилам дорожного движения для начальных и старших классов – тогда случился огромный всплеск активности, подписчиков за два дня увеличилось на 250, сыпалось много комментариев – родители начали писать, что тест прошла ученица такого-то класса такой-то школы. В общей сложности тесты прошли около трёх тысяч человек, и что интересно – взрослым это оказалось труднее.

– А что вам рекомендуют федеральные коллеги?

– На федеральном уровне у нас работают долгосрочные проекты, есть и круглогодичные мероприятия – в них наши ребята принимают участие. Правда, в последнее время активности на федеральном уровне у нашего региона маловато. К сожалению. Финалисты этих проектов поедут в «Орлёнок», в «Океан». Сейчас это всё под вопросом, но отбор идёт. Вероятнее всего, нынешняя смена будет либо сокращённой, либо пройдёт в другие сроки. В любом случае, дети имеют возможность принять участие и заработать себе путёвку впрок. У нас сейчас есть проекты наших детей, которые победили на региональном уровне и теперь, после заключительной экспертизы, могут попасть в финал общероссийских конкурсов.

– Какие проекты, например?

– Есть конкурс среди ученических самоуправлений. От нас было заявлено семь команд, из них на федеральный этап поедет туранская школа №1 с проектом временного уличного досугового центра – летом по своему проекту они будут заниматься с неорганизованными детьми из малообеспеченных семей. Играть с ними. На региональном уровне этот проект выиграл.

– Сейчас в рядах РДШ все тувинские школы?

– Да, практически. В том числе все коррекционные. Мне бы очень хотелось наладить более интенсивное сотрудничество со школой для детей с нарушениями слуха, но пока это не очень получается. У коллег из Хакасии, кстати, очень хорошо поставлена такая работа. Социализация этих детей – дело очень важное, заниматься этим необходимо сообща. Вообще с этой школой у нас был интересный опыт сотрудничества, когда я организовывал курсы жестового языка. Тогда я даже снял, как двое ребят пели на жестовом языке. Это было потрясающе, и мы до сих пор общаемся с глухими ребятами – это очень интересные и творческие люди.

– У тебя был какой-то свой интерес к языку жестов?

– Честно сказать, всё, что я организовываю, я делаю в первую очередь для себя. Чтобы изучить, понять. Да, у меня есть дядя с тётей, они глухие. В общении с ними, правда, никогда не испытывал проблем, а изучить жестовый язык просто захотелось самому. Это очень красивый, сложный язык. Не скажу, что я в нём отличился, но на троечку, наверное, знаю.

– Участие в федеральных конкурсах для детей – это возможность выиграть путёвку в лагерь. Мотивация серьёзная. А активность на местном уровне – чем-то подогревается? Хотя сейчас, наверное, уже одна только возможность этой активности мотивирует. Ребёнку можно как-то самовыразиться, сидя дома. Всем же надоело дома сидеть.

– Наверное. Ежедневной активностью в группе я сейчас занимаюсь очень плотно, это основная текущая работа. Но не главная. Я стремлюсь к тому, чтобы наши дети как можно больше выезжали за пределы республики. Своих мероприятий у нас проходит очень много, но они локальные, мы варимся в собственном соку. Была бы у меня такая возможность, я бы скорректировал все планы так, чтобы активность нашей молодёжи была заточена на многочисленные образовательные поездки за пределы Тувы. Потому что эти, пусть не очень дальние, но путешествия, – они расширяют кругозор, формируют мировоззрение. Это сделает нашу молодёжь в целом активнее, гибче. Они будут смелее, мыслить начнут иначе.

– Я думаю, у тебя есть возможность влиять на ситуацию в этом направлении.

– А я и стараюсь. Могу даже сказать, что я очень нагло себя веду иногда. Например, нам по федеральной квоте дают пять учеников – я записываю семь. На недоумение коллег отвечаю: ой, моя ошибка! но как же я объясню это детям?.. Бывает так, что, если речь идёт о лагере, кто-то из другого отдалённого региона может отказаться. И я как бы заранее забиваю место. Это моя осознанная позиция – чтобы наши дети ездили, смотрели, чтобы что-то в их голове откладывалось.

– Не могу не спросить тебя, Эртине. Знаю, что недавно ты организовывал благотворительный фонд. Расскажи об этом своём опыте – что тебя на него подвигло?

– Это было в конце декабря 2018-го. Ко мне на работу пришла женщина. У её дочери обнаружили онкологию. Простая семья из Ак-Довурака, женщина до болезни дочери работала учительницей, муж – дворник. Им нужны были деньги, чтобы поехать в Москву. Я позвонил в Ак-Довурак, уточнил ситуацию этой семьи – там всё подтвердили. И я начал собирать деньги. От своего имени публиковал в соцсетях информационные посты, отмечал тех, у кого больше подписчиков. Так за несколько дней удалось собрать около 70 тысяч рублей. Люди скидывали от пяти рублей до трёх тысяч. Я тогда не знал, как вести отчётность приходящих средств, и делал записи у себя в заметках, когда поступали деньги. Потом создал специальную группу, которую назвал благотворительным фондом. Уже там я выкладывал полностью всю отчётность.

Потом мама приходила, благодарила. Знаю, что девочку оперировали, потом они ездили на реабилитацию. После этого мы ещё несколько раз собирали средства, но активность людей раз за разом заметно снижалась.

Вообще если создавать полноценный благотворительный фонд, им нужно заниматься очень плотно. Возможно, когда-нибудь, когда стану богатым, я займусь этой работой.

– Пока же ты просто не отказал в помощи тем, кто к тебе обратился.

– Так получается. Сделал что мог. Вообще даже репост – это очень большая помощь. Пусть сам человек не может внести деньги, но, если он делает репост, – возможно, благодаря этому информацию увидит тот, кто сможет помочь.

Если говорить на тему благотворительности, то фонд нужно создавать так, чтобы помощь оказывалась всем, кому она необходима. Бывает, нужно помочь людям перевезти тело умершего человека. Это огромные затраты. Очень много сборов требуется на лечение в целом – взрослых, пожилых. Хотелось бы, чтобы любой человек, который столкнулся с трудной жизненной ситуацией, знал, куда обращаться, чтобы выжить самому или спасти близких. Нужна гибкая грамотная система.

Можно было бы даже не фонд создавать, а благотворительное движение без образования юридического лица. Во главе такого движения мог бы встать какой-то известный человек. Такие люди, занимающиеся добрыми делами, могли бы стать достойными кумирами для подрастающего поколения. Их бы искренне уважали, следили бы за их творчеством, если это артисты, или болели бы за них, если это спортсмены. С участием этих людей можно было бы проводить разные благотворительные мероприятия, аукционы… Форм работы существует множество. В принципе, всё это возможно.

– Стань, пожалуйста, богатым и займись этим. И ещё не могу не спросить у тебя, Эртине. Ты ещё не вырос из движения школьников? Сколько тебе годков?

– 24. Пятый год в РДШ – нет ещё, нормально. А вот в РСМ – уже пошёл одиннадцатый год. И всё равно интересно.

– На лето какие планы?

– В августе – наша смена молодых лидеров Тувы в лагере «Юность». Первого и 12 июня в РДШ – дни единых действий. Это когда в один день дети выполняют определённые действия и выставляют потом у себя фото с хештегами.

– Что будут делать?

– Пока не знаю, концепцию разрабатывает Москва. В прошлом году первого июня дети выставляли фотографии – себя нынешних и себя маленьких. На первое сентября – фото родителей, когда они пошли в первый класс, и такие же свои. На 23 февраля была акция «Солдатский чемодан» – дети приносили из дома свои семейные сокровища – фотографии, армейские принадлежности, форму – и в коридоре школы делали выставку. На 8 марта складывали из бумаги тюльпаны, дарили женщинам.

В июле – форумная кампания, «Территория смыслов». Ну, а самое ближнее – 29 мая у нас запланирован съезд РСМ.

– Ой, не будет съезда. Разве что онлайн.

– А я буду надеяться, что всё состоится.

 

Беседовала Виктория КОНДРАШОВА

Фото из архива Эртине КУУЛАРА