РАССТАЕТСЯ ТОДЖА С МИФАМИ

Тоджинский район первым в Туве принял на себя удар ковида. Коронавирусом были заражены жители села Ырбана. Какие меры принимаются теперь, чем и как живет район сегодня? Об этом и о многом другом в нашем репортаже.

Когда-то попасть в Тоджинский район было очень сложно. Единственная дорога серпантином тянулась вверх по хребту Академика Обручева, утопая в болотистой почве. Небольшой дождь делал дорогу почти непроходимой, а жизнь водителей в невеселое приключение. Лишь зимой дорога немного утрамбовывалась снегом. Но тогда опыт водителя и его сноровка играли очень большую роль.

Были и другие способы попасть в Тоджинский район. Можно было летом купить билет на «Зарю» и, проявляя чудеса изворотливости, протолкнуться на ее борт и занять свое вроде бы законное место. Вроде бы – потому что наличие билета еще не гарантировало попадание на теплоход. Можно было улететь в таежный уголок вертолетом, но, как вы понимаете, это удовольствие не дешевое.

Сейчас усилиями правительства Тувы и частных инвесторов Тоджинский район стал ближе. Построена хорошая гравийная дорога. «Соболь» бодро домчал нас от Кызыла до Тоора-Хема со всеми остановками за часов шесть. Ощущение времени всегда условно. Для кого-то шесть часов это вечность. Для меня они пролетели незаметно. Наверное, можно было и одолеть этот путь быстрее. Но мы не могли не останавливаться на всех перевалах ради красивых кадров и для подношения духам. К слову, о духах и времени. Местные жители нам рассказали, что покровительница Тоджинского района – женщина и она очень не любит, когда люди спешат. И предупреждали нас, чтобы уезжали из Тоора-Хема не спеша. Дабы не обидеть ее.

Первый кордон

На переправе через реку Тоора-Хем выставлен санитарный пост. И прежде чем сесть на паром, надо пройти проверку. Здесь вам измерят температуру, внесут ваши имена в журнал и попросят предъявить справки о праве свободного перемещения по республике в условиях самоизоляции.

Если у путника обнаружится повышенная температура, на пост вызывают врачей и на основании их вердикта его помещают в обсерватор или отказывают во въезде. Именно из-за высокой температуры жителя Хакасии не пропустили в Тоора-Хем, хотя у него было несколько справок об отрицательных тестах на коронавирус.

Пройдя все положенные процедуры, мы оказались на пароме. А совсем рядом кипела большая стройка. Возводят мост через Тоора-Хем. Скоро паром станет атрибутом прошлого, а район – еще доступнее и для туристов.

Кто украл «лето»?

Коронавирус больно ударил по туристической отрасли. Как говорит глава района Буян Ондар, последние два года она развивалась ускоренными темпами. В прошлом году Тоджа приняла 6 000 человек, почти вдвое больше, чем в 2018 году. Но сейчас не работают многие турбазы.

Пустует и база на озере Азас. Живут на ней лишь охранники да небольшой персонал. Члены избирательной комиссии и журналисты стали для них желанными гостями. По случаю нашего приезда они даже нарядились в национальные одежды. В числе персонала есть маленький мальчик, который живо отвечал на вопросы моей коллеги. Когда та с улыбкой спросила, умеет ли он готовить шашлыки, тот ответил: «Да, я умею готовить шашлыки. Приезжайте летом, и я вас ими угощу». Оказывается, «лето» для мальчика наступает с началом туристического сезона. А он все не открывается. Похоже, что ковид украдет у него «лето», а владельцев туристических баз оставит без денег.

Ковид, Ырбан, зелёная зона

 Было время, когда село Ырбан гремело даже в выпусках федеральных новостей.

В нынешнем году о нем заговорили только местные СМИ, как о точке отсчета эпидемии коронавируса в Туве. Легкомысленный житель Красноярского края, уже заболевший ковид-19, решил отдохнуть в Ырбане у родственников жены. Результаты отдыха печальны. Горе-путешественник успел пообщаться с сотнями людей. И некоторых жителей Тоджи все же заразил. Усилиями правительства Тувы, администрации Тоджинского района и, конечно, медиков, ырбанскую проблему удалось решить.

Кое-кто из местных связывает успешное решение ырбанской проблемы с особым климатом района, тувинской национальной кухней и покровительством духов. Что ж, право на свое мнение имеет каждый, но по мне, результат – это сумма совместных усилий властей и сознательности жителей. Всех вместе. Теперь Тоджинский район – одна из немногих зеленых зон на карте эпидемии.

Но, как сказал глава района, у пятерых граждан, размещенных в обсерваторе, тревожные симптомы. Ждут результатов тестов. Поэтому расслабляться не стоит. Но в любом случае, тот самый первый случай помог району на своем примере ощутить все проблемы и выработать слаженные механизмы действия во время эпидемии. Отрицательный опыт - это ведь тоже хорошо? Главное, уметь извлекать хороший урок из плохих ситуаций.

Как учиться на ошибках?

 К слову, о плохом опыте. Было время, когда в Тоджинском районе вышли из строя дизельные генераторы. Социальные сети шумели, народ негодовал, а район на некоторое время остался без электричества. Не мне вам рассказывать, каково это остаться без света. Чтобы узнать, как обстоят дела сегодня и ждать ли нам повторения той ситуации, мы отправились в дизельную станцию. Новые дизельные генераторы работают с меньшим шумом. Но, самое главное, вырабатывают нужное количество электроэнергии. Новая техника довольно сложная, компьютеризированная. Но учитывая ее новизну, можно надеяться, что ЧП, связанных с электричеством, больше не будет.

Как озвучивал глава Тувы Шолбан Караоол в своем отчетном выступлении перед депутатами Верховного Хурала, в планах провести линию электропередачи из Иркутской области в Тоджу на средства крупного бизнеса. Так что в этом плане район под особым контролем.

 Красно-книжный баран, и сколько он стоит?

Жители Тоджи удивлять умеют. Неподалеку от села Адыр-Кежига держат мелкий рогатый скот! Кто бы мог подумать, что овцы и козы могут жить в таежном районе, где нет простора степей, как в западных и южных районах Тувы, где влажный климат и люди тысячелетиями растили только северных оленей. Но чабанам это удается. Если уметь и работать, засучив рукава, то даже в Тоджинском районе можно держать около 400 голов МРС.

Какая она на вкус, местная баранина? На этот вопрос многие местные жители качали головой, ибо не пробовали еще. А некоторые деловито добавляют, что баран у них «красно-книжный», что рано его забивать, пусть растет. Но цена «красно-книжного» вполне демократичная – 8 тысяч рублей, учитывая, что в Кызыле она растет и сегодня даже за 6 тысяч рублей барана в столице не так-то легко найти.

Но у овцеводства здесь большого будущего нет – таежная специфика диктует свои законы развития. И даже программа «Кыштаг для молодой семьи» для Тоджинского района слегка изменена. Вместо 200 баранов ее участники здесь получают по 20 коров. Что тоже неплохо. В этот губернаторский проект попали в Тоджинском районе уже две семьи.

Как разрушаются мифы

 С Тоджей у нас связано много стереотипов. Но и они постепенно уходят в прошлое. Ломают их сами тоджинцы.

Считалось, например, что хуреш – не для них. Теперь об этом мифе можно забыть. В Тодже растет 13-летний мальчик Айыыраат Саая, который побеждает на республиканских турнирах по вольной борьбе и хурешу.

В селе Тоора-Хеме 15-летний Семен Бабушкин собирает раритетную технику. В его коллекции 16 старинных фотоаппаратов, в том числе восемь советских «зенитов» разных модификаций. И все это мальчик собрал в своем селе, в том числе и со свалки. У него есть даже старый кинопроектор. Для меня, человека связанного с миром кино, этот факт вызвал детский восторг и умиление. И кто бы мог подумать, что в далеком таежном углу можно собрать обширную коллекцию раритетных фотоаппаратов, радиоприемников и прочей техники, продлив жизнь этим вещам. Среди сокровищ Семена не только техника, но и древние статуэтки – предметы китайского религиозного культа. Их Семен со отцом тоже подобрали на свалке.

 Эти простые люди рушат мифы, делая мир вокруг нас разнообразнее и лучше. Собиратель старины Семен. Чабаны в Адыр-Кежиге. Персонал дизельэлектростанций. И я верю, что у них все будет хорошо. И эпидемия их больше не коснется, а к мальчику на турбазе «Азас» наконец-то вернется лето.

 Виталий ПЕТРОВ, редактор газеты «Шын». Фото Саяны МОНГУШ