ПАТРИАРХ ПОГРАНИЧНОЙ ДИНАСТИИ

Владимир Воробьев в пограничном сообществе Тувы человек уважаемый, его ценят товарищи, а среди молодых стражей границы он пользуется непререкаемым авторитетом. Всегда неунывающий, веселый и улыбчивый Владимир Дмитриевич быстро становится душой компании на любом празднике или дружеской встрече защитников границы.

В этом ему помогают природное обаяние, мудрость и умение виртуозно играть на баяне. В его исполнении шлягеры времен Великой Отечественной войны, и современные боевые песни звучат душевно и зажигательно. Более 50 лет назад тогда ещё рядовой Воробьев стал частью нерушимого и всегда верного присяге пограничного братства. Два года срочной службы на границе стали для него проверкой на крепость характера, надёжности друзей и временем лихой, но одновременно ответственной молодости.

Беседовать с Владимиром Дмитриевичем одно удовольствие, он за словом в карман не лезет, рассказывает интересно и с юмором. Накануне священного для воинов границы праздника – Дня пограничника, который ежегодно отмечается 28 мая в России и ряде стран СНГ, он поведал о своей насыщенной событиями, трудностями и приключениями службе на рубежах Отчизны. Время летит быстрее скорости света, вот с тех пор минуло уже полвека, но события тех лет остались в его памяти навсегда. В своей семье он стал первым, кто служил на границе, его дело продолжил сын Сергей, который охранял границу на Северном Кавказе. Двое племянников несли дозор в Кызылском погранотряде, а свояк стерег морские просторы на севере, в городе Мурманске. Да и младшее поколение Воробьевых уже мечтает стать часовыми Родины. Но давайте не будем забегать вперед, а начнём рассказ о зарождении пограничной династии с самого начала.

Как ветеринар-музыкант в элитные войска попал

– Я родился в 1951 году в Абакане, а когда мне было два года, семья переехала в Туву. Можно сказать, что я коренной житель нашей республики, – начал историю своей жизни Владимир Воробьев. Отучившись восемь классов, поступил в Сельскохозяйственный техникум на ветеринарный факультет. Попутно с учёбой успешно занимался музыкой, играл на баяне. Быстро влился в творческий коллектив, а вскоре мы заняли первое место по техникуму на смотре художественной самодеятельности. Через некоторое время нас ждал грандиозный успех, мы взяли главный приз на конкурсе студенческих самодеятельных артистов Кызыла. Незадолго до получения диплома, осенью 1969 года мне пришла повестка из военкомата, но впереди меня ждали экзамены и важный музыкальный конкурс. Мне с большим трудом удалось получить отсрочку от армии. Выступили удачно, после этого успел даже поработать, а 4 мая 1970 года под марш «Прощание славянки» наша команда отбыла в армию. Сильно повезло, что моя специальность была востребована в пограничных войсках, я был воодушевлён, что два года буду носить зелёные погоны и фуражку. С Абакана до Владивостока нас домчал скорый поезд, а дальше мы добирались до места службы на пароходе. С борта судна открывался чудесный вид на океан, я с восторгом наблюдал, как в воде резвятся и играют косатки.

Эти многотонные киты поразили меня своей грацией, легкостью и быстротой. Они резали могучими плавниками океанскую гладь, ныряли под наш корабль и на много метров подпрыгивали вверх. Невозможно было налюбоваться суровыми и строгими красотами Тихого океана, вскоре наше плавание завершилась, и мы причалили к Курильским островам. Предстояло служить в Рущукском ордена Богдана Хмельницкого погранотряде. После принятия присяги меня определили на должность ветфельдшера. Вот так и началась моя пограничная эпопея. Эта новая жизнь была увлекательной, насыщенной трудностями и приключениями, – закончил первую часть своего рассказа Владимир Дмитриевич.

Где пограничник зорок, там нет врагу щёлок и норок

– Сначала служба слегка не задалась, один за одним мне прилетело в подарок от командира два наряда вне очереди. За лёгкую небритость и плохо пришитый подворотничок. Это был первый и последний раз, когда я получал взыскание от начальства, – смеется пограничник Воробьев. Пограничные войска всегда были передовым и высокотехнологичным родом войск. Сейчас на вооружении стоят беспилотные летательные аппараты, средства видео-аудиофиксации нарушителей, да и сверхсекретных образцов спецтехники тоже хватает. В моё время этого всего было поменьше, но и тогда мы были оснащены по последнему слову техники. Но одними приборами и устройствами на границе невозможно обойтись, нам всегда помогали в патрулировании рубежей Родины верные собаки и трудолюбивые кони. Вот они-то и стали моими подопечными, а иногда и пациентами. Однажды медведь когтями располосовал лошади бок, это был первый случай, когда мне пришлось применить свои врачебные навыки. Лошадка боялась, фыркала и не подпускала меня к себе. Я с ней ласково поговорил, погладил гриву, а когда заручился её доверием, то обработал рану, зашил и наложил повязку. Животное быстро пошло на поправку, и вскоре вместе со своим верховым они вернулись к военной службе. С овчарками было проще, ведь за ними ухаживали, кормили, снабжали витаминами и проводили профилактику кинологи. Мне лишь приходилось делать плановый осмотр и снимать с четвероногих пограничников клещей и прочих паразитов. Собаководы любили своих питомцев, бывало, что в экстренных ситуациях отдавали им свои воду и паёк, а сами страдали от жажды и голодали. Для пограничника собака – это не друг человека, а верный и надежный напарник, который всегда выручит и не предаст в трудную минуту.

Несмотря на то, что я был ветеринаром, треть службы провел непосредственно на границе. Десятки километров объезжал верхом, но чаще приходилось с автоматом в руках и на своих двоих оббегать охраняемый участок. За успехи в службе мне присвоили звание младший сержант. Первый год было сложно, а в начале второго уже привык, окреп, а ноги у меня стали быстрыми и резвыми, как у оленя. А по-другому было нельзя, ведь на Курилах есть места, куда только пеший добраться может. Мне даже приходилось видеть знаменитые ванночки, в которые вода подаётся из целебных горячих источников. До капитуляции страны Восходящего солнца на Курильские острова любил приезжать сам император Хирохито. Он проходил разные оздоровительные процедуры, гулял, удил рыбу и размышлял, как дальше воевать с СССР. Этот край богат своей военной историей. На завершающем этапе Второй мировой войны Советская армия вела на островах ожесточённые бои с японскими милитаристами. Им хорошо удалось закрепиться, по их приказу корейские и китайские военнопленные прямо в скалах выдалбливали и возводили укрепления, казармы, лазареты, прокладывали пути и строили дороги. Но все эти меры не помогли самураям избежать поражения. Бои там шли тяжелые и кровопролитные, японские солдаты показали себя отважными и смелыми воинами. Их похоронили с воинскими почестями, а ежегодно в августе военное кладбище посещали родственники погибших. В основном безопасность обеспечивали наши спецслужбы, но и мы помогали им чем могли. Японцы вели себя достойно, тактично, не нарушали дисциплины и не устраивали провокаций. Но всё же правительство Японии всегда хотело вернуть себе Курилы. На одной из встреч с японской делегацией министр иностранных дел Советского Союза Андрей Громыко сказал чётко, как отрезал: «Страна у нас большая, а лишней земли нет». Умнейшим человеком был Андрей Андреевич. Прав был опытный дипломат, ведьКурильские острова – это один из надежных форпостов России, его надо оберегать и защищать всеми силами, – подытожил сказанное Владимир Воробьев.

Пограничный край – не небесный рай

– Нам сильно песня служить помогала, бывало выдастся свободная минутка, сядем с товарищами кружком, я беру в руки баян, и над курильскими просторами льются русские песни и плясовые мелодии. И так от этого на душе легко и радостно становится, – с улыбкой вспоминает Владимир Дмитриевич. – Вот так быстро, незаметно, в делах и заботах пролетело два года моей пограничной службы. Нас демобилизовалось 10 июня 1972 года более 250 человек, а до старшинских погон удалось дослужиться лишь двоим, одним из которых был я. По комсомольским путёвкам мои друзья разлетелись в разные концы страны, многие отправились в Красноярский край. А я не раздумывая вернулся в родную Туву, а сначала Кызыл вообще не узнал. Он стал ещё красивее, зеленее, и как грибы после дождя повсюду выросли новые здания и многоэтажные дома. Даже дорогу у прохожих спрашивать пришлось. На «гражданке» освоился быстро, устроился ветеринаром в Патриарх пограничной династии совхоз-миллионер имени Салчака Тока. Как говорится: «Медицина лечит человека, а ветеринария – человечество». Приходилось локализовать вспышки ящура, бруцеллёза, сибирской язвы и других опасных для людей и животных болезней. До 1985 года в сельском хозяйстве и животноводстве было много работы, но с началом «перестройки» всё стало медленно, но верно угасать, и я ушел «на вольные хлеба». В 2006 году вышел на пенсию, и у меня появилось больше времени для семьи и детей. Стал активнее заниматься патриотическим воспитанием подрастающего поколения, пограничников частенько приглашают на уроки мужества в школы и другие учебные заведения. Мы многое можем рассказать, ведь начинаются пограничные сутки в 20:00, неизвестно, какие испытание нам придётся преодолеть. Никогда не знаешь наперёд, как всё сложится, будит ли дежурство спокойным или придётся устраивать погоню и задерживать нарушителя. Даже в мирное время граница требует особого внимания. Ведь, как говорится: «Пограничный край – не небесный рай, откуда хочешь врага ожидай», – этими мудрыми словами и завершил свой рассказ пограничник Владимир Воробьев.

Кирилл САМОХВАЛОВ

Фото из архива Владимира ВОРОБЬЕВА