О ВОЙНЕ, О ТРУДЕ И О ЖИЗНИ В ТУВЕ. МИХАИЛ ЧЕШУИН

Как можно жить в Туве и не влюбиться в её красоты, просторы, природное великолепие и разнообразие? Это просто нереально, да и зачем так обделять себя. Вот и вчерашний фронтовик, а по приезду в регион и комсомольский деятель Михаил Чешуин не смог устоять перед очарованием красавицы-республики.

Во время путешествий верхом по районам он много раз поражался, как же щедро одарила Туву мать-природа или боги таким бесподобным, величественным и поистине королевским, благородным, неповторимым изяществом. Какое же счастье было проскакать на коне по бескрайним степям, наперегонки с ветром промчаться по утопающим в зелени долинам, а потом спокойно посидеть и отдохнуть, наслаждаясь мелодичным, а иной раз и грозным журчанием, и прохладой стремительных горных рек. Во время одной из своих многочисленных командировок Михаил Александрович стал свидетелем и участником драматических событий. Они произошли много лет назад на берегу реки Дурген в Тандинском районе.

Дурген – прекрасный и коварный великан

Местные сказители повествуют, что когда-то, давным-давно, реки здесь не было. Ледовые панцири хребтов крепли, снежные заносы стерегли вечное смирение, покорность незыблемой власти гор. Но под лучами Солнца, главного Бога природы, в зловещую котловину капля за каплей, век за веком просачивалась живительная влага. Она накапливала мощь, ковала неукротимый характер, постепенно, упорно готовилась вступить в единоборство с хребтами, чтобы когда-то навалиться на заносы скал, рвануть, выйти на степные просторы и там полной грудью вдохнуть волю вольную.

Идут века. В некогда образовавшемся ущелье обвалы горных пород пытаются остановить течение реки. Но Дурген остаётся верным себе, каждой весной превращаясь в полноводную реку, снова и снова испытывая силу своего буйного нрава, расправляется он с горными осыпями, валунами, могучими лиственницами, отжившими век. Река раскидывает их по ущелью или безжалостно корёжит, волочит и выбрасывает в долину. Не щадит Дурген и заросли кустарников. Они покорно склоняются перед ним, его яростью и целиком уходят под воду. Лишь единение, «союз» кустарников, ну прямо-таки как у людей, у союза народов, помогает устоять, выжить и победить.

Драма на берегах реки

После 1944 года, когда Тува вошла в состав СССР, начался переход аратов-кочевников из юрт в дома. Шло время, деревни и посёлки начали разрастаться. По соседству обосновалась и опытная сельскохозяйственная станция. В верховьях Дургена животноводы ежегодно откармливают крупный рогатый скот, табуны лошадей, ведь там нет гнуса и хорошо идёт нажировка.

На зелёном предтаежном плато, что склоняется полого к реке, проживала в домиках-времянках молодежная бригада пастухов. Ребята, тувинцы и русские, дружно работали и справлялись с делом. В один из тёплых сентябрьских дней бригада собралась к стойбищу пораньше, затопили баньку. Юная повариха Настенька на открытом огне готовила чай по-тувински – зеленый, подсолённый и с молоком. Солнце не спешило к закату, оно высоко держалось над ущельем, чётко рисуя противоположный от ребят Туруг – зловещий скальный утёс. Вдруг пастух Кара-оол приподнялся и, показывая рукой за реку, воскликнул:

– Смотрите, смотрите, маралы!

Ребята вскочили. Необыкновенное зрелище предстало перед их взором: на середину поляны, как на сцену театра, вышла высокая, на стройных ножках, с аккуратной головкой на длинной шее, молодая маралица – красивое и элегантное существо. Сопровождал её статный и мощный марал, гордо нёсший большие ветвистые рога.

Сын охотника Биче-оол быстро сбегал за биноклем в юрту. Через этот мощный оптический прибор молодые животноводы увлеченно разглядывали благородных лесных пришельцев. Марал клал голову на шею подруги. Выбегая вперед, он оглядывал поляну и трубил.

– Начался гон, – авторитетно заявил Миша Полынцев. – Марал соперников на бой вызывает.

А между тем маралы подошли к пропасти, осмотрели с высоты ущелье. Рогач побежал в глубь «сцены», увлекая за собой самку. Она покорилась и игривыми прыжками приблизилась к нему. Марал, показывая свою резвость, рвал передним копытом землю, обдавая себя и её пылью. Потом вдруг стал на колени.

 – Глядите. Он ей в любви объясняется, – наперебой шептали ребята.

Марал будто усовестился, вскочил, снова стал рвать землю, затем обежал вокруг своей королевы. Рога слились с солнцем, висевшим над горой, и казалось, что всё вокруг соединилось с природой. Вдруг влюблённые встревожились. Легко, словно на пружинах, самка направилась к лесу вдаль от пропасти. Марал настороженно шагал сбоку, оберегая её. Ребята ахнули, когда появились волки: один, второй, третий. Хищники стремительно бежали наперерез маралам.

Настя не выдержала и побежала за помощью к сторожу Дуктугур кижи. Он сидел в своей избушке и тоже наблюдал за маралами. С ним был его приятель, пастух Аргалык – Хитрый. Сторож выслушал быстро тараторящую девчушку и не сказав и слова, только развёл руками. А тем временем бой только разгорался и набирал сил. Резко повернувшись навстречу волкам, марал угрожающе направил на них рога и приготовился к битве.

Он гонялся то за одним, то за другим хищником, тем самым отвлекая их на себя. Этого хватило, чтобы самка сумела спастись, она скрылась в лесной чаще и была в полной безопасности. Рогач стремительно рванул в противоположную сторону, чтобы подальше увести от подруги нападающих, а затем резко оторваться и догнать свою красавицу. Но не тут-то было: у волков свои нравы – крупную добычу они берут хитростью. Марал пулей летел от хищников и, конечно же, не сомневался в победе, но новой опасности он не видел. Впереди была засада, которую приготовил вожак стаи волков. Пастухи стали кричать, свистели, но, увы. Они были бессильны и не могли помочь загнанному зверю.

Марал отбивался рьяно: вот он подхватил волка на рога и перебросил через себя, вот он бьёт задними копытами. Один из хищников вскочил на спину жертве, но не удержался. Ему на смену пришел другой, он со свежими силой и первобытной злобой попытался впиться и разорвать загривок благородному зверю. Марал взвился на дыбы и вместе с волком спрыгнул в пропасть.

Настя пронзительно и горестно взвизгнула, жалость переполняла её. Она кинулась бежать в сторону отвесной скалы за Дургеном. Все рванули за ней. Вскоре их догнал сторож, а в руках у него была берданка. Он полез вперед, а его дружок Хитрый за ним. Они-то и разглядели, что волк был мёртв, скорее всего, он разбился при падении с огромной высоты. Обойдя это место стороной, бригада продолжала карабкаться по осыпи. И вдруг, чуть не все разом, увидели большой уступ. На нём стоял марал.

– Живой, живой, – загалдели ребята. Вроде бы всё обошлось и история закончилась благополучно, но не тут-то было. Вдруг Настя почуяла неладное, девушка вскочила и что было сил жалобно закричала: «Не надо-о-о-о! Дядя не стреляй! Пожалуйста!». Но выстрел всё же грянул. Марал взвился и медленно осел. Все кинулись к сторожу. Пастух Кара-оол вырвал из его рук ружье и откинул оружие в сторону. Парень в гневе то по-тувински, то по-русски кричал: «Вы убийца! Вы плохой, отвратительный и скверный человек!». Под «шумок» друг и напарник сторожа сбежал. А сам негодяй отчаянно ругался, отбивался от пастухов, а когда его окружили, в его руке блеснул нож. Но никто не дрогнул, парни выбили опасный предмет, а браконьера скрутили и связали.

Вверху затрещал кустарник. Огромная туша марала рухнула на сыпучую щебенку, которая понесла смертельно раненного зверя вниз. При виде людей марал забился сильнее, пытаясь подняться на ноги и убежать: теперь-то он знал, что они и волки заодно. Силы окончательно покидали лесного богатыря. Еле-еле приподнимая шею и отяжелевшие рога, марал медленно положил голову в ту сторону, откуда каждодневно встречал восход солнца. Он не закрыл глаза, а на его щеках проступили мокрые полосы. Крупные капли слёз замерли в уголках глазниц. Солнце село за гору и угасло, а вмести с ним ушла жизнь и этого благородного зверя.

Для бригады пастухов их бывший коллега Аргалык стал нерукопожатным, и ему пришлось уйти, а браконьера ребята сдали властям. С тех пор прошли уже не годы, а десятилетия. Кара-оол и Настя уже давно живут в Бийске. В память о том дне у них в гостиной висят густые и ветвистые маральи рога. На вопрос внука: «Зачем злой человек просто так убил марала?» – у них и по сей день нет ответа. А действительно, зачем? Ведь на стоянке пастухов еды было много, и мяса тоже хватало. Тут дело в другом, человек захотел показать свою силу и власть перед природой и её творением. Но показал лишь негодяем себя, подло убив израненного лесного царя, который только что одержал победу в битве с целой волчьей стаей. Его жизнь оборвалась на взлёте, когда он уже думал, что находится в полной безопасности и вскоре найдёт свою суженую. Только лишь человеческая алчность и жажда наживы не дали осуществиться его мечтам.

(Продолжение следует).

 Подготовил Кирилл САМОХВАЛОВ. Фото из общедоступных источников