Новый Шагонар - территория надежд. Часть 9

Должен заметить, что до работы в зоне затопления у меня было очень поверхностное представление о том, какая это древняя, наполненная священными реликвиями, земля, - долина Улуг-Хема.

Взять хотя бы любимую всеми улуг-хемцами гору Хайыракан. Жители всей республики считают ее одной из самых священных реликвий, с давних времен поклоняются этой горе. Интересно было узнать о происхождении ее названия, ведь столько легенд об этой горе существует. В одной из них говорится, что далеко за солнцем в Черном Небе жил шаман из Небесного рода по имени Хайыракан, что переводится как Медведь. Однажды он спустился на Землю, и первой, до чего дотронулся, была вершина этой горы. Люди, увидев его, пали ниц, воскликнув: “Оршээ, Хайыракан!” – “Помилуй, Хайыракан!” С тех пор эту гору, как шаманское святилище, и стали так называть, получается, в честь бога. Не случайно это священное место привлекло внимание Далай-ламы XIV, лауреата Нобелевской премии мира, желанного гостя всех буддистов мира. Во время единственного визита в Туву, а было это 21 сентября 1992 года, Его Святейшество на вертолете приземлился у подножия этой горы, где его ожидали сотни паломников, и освятил ее. Это незабываемое событие сохранилось в моей памяти еще и потому, что моей супруге Людмиле Федоровне, которая в те годы работала директором торгового куста в Новом Шагонаре, довелось встречать высокого гостя во время его обеда. Несмотря на то, что к буддизму никакого отношения она не имела, тем не менее все мы были наслышаны, что Далай-лама - вегетарианец, поэтому она принесла из дома овощи, ягоды и молоко. К тому же она решила позаботиться и о том, чтобы согреть гостя теплым пледом, так как был уже конец сентября, а знаменитый буддист не изменил своей традиционной одежде: легкой монашеской накидке. За стол Далай-лама сел, укутавшись в этот плед, отведал сибирские салаты, брусничный морс, а потом пил чай из русского самовара, который Людмила Федоровна тоже принесла из дома. Скромный и немногословный, Его Святейшество, прощаясь, в ответ на теплый прием подарил моей супруге пакетик с какими-то освященными зернами, по-русски сказал: «Спасибо» и с традиционным буддийским поклоном двумя руками пожал ее руки. Людмила Федоровна потом рассказывала, что она почувствовала от него очень мощное и теплое излучение. Видимо, энергетика нашего священного Хайыракана придала ему еще больший импульс, и руки Его Святейшества стали так горячи, что никогда больше такого рукопожатия в ее жизни не было. Эту историческую и символическую встречу Людмила Федоровна помнит до сих пор. Вот такая она, древняя земля Улуг-Хемская, где плечом к плечу мирно трудятся представители разных национальностей, православные с почтением относятся к буддистам, испытывая и передавая последующим поколениям очень важное чувство - единения.

В декабре 2019 года я узнал: администрация Улуг-Хемского района известила своих земляков о том, что организаторы конкурса Всероссийской премии «События России – 2019» присудили III место туристскому бренду «Сердце Тувы» (Подножие горы Хайырыкан) в номинации «Площадка для проведения событий. Муниципальные образования». Рад этой новости, пусть этот прорыв в туризме откроет шагонарцам новые возможности, послужит импульсом для дальнейших продвижений. Но хотелось бы, чтобы и в промышленном развитии наметились ощутимые сдвиги.

Не могу оставить без внимания и тот факт, что не все последствия сезонного затопления были просчитаны в те годы союзными проектировщиками грандиозной стройки. Одна из неожиданностей проявилась уже в 1988 году, когда летом, после сработки водохранилища, в его равнинной части после схода воды массово взошла конопля. Она занимала тысячи гектаров и просто не могла не привлечь к себе внимание желающих поживиться на «халяву». На ее сбор съезжались не только местные жители, слух о невиданном «урожае» разнесся по всей стране. К тому же и время началось такое, когда пошли перебои с зарплатами, начинали разваливаться некоторые предприятия, люди искали дополнительные источники заработка. А заготовка и сбор конопли приносили немалые доходы. Один спичечный коробок этого зелья стоил 150 тыс. руб. (в ценах тех лет, когда зарплата исчислялась миллионами). Кто устоит от таких заработков? В день сборщики могли заготовить до четырех коробков. И хотя милиция проводила регулярные облавы, наркокурьеры научились обходить стационарные посты по таежным тропам, поэтому результаты были невысокие, задержания, а затем и суды с посадками за решетку происходили редко, но все-таки правоохранителям иногда удавалось довести дело до конца. В сборе конопли, что очень печально, вместе со взрослыми участвовали и дети. После упразднения совхозов и раздела их собственности поля перестали засеивать зерновыми, а вместо них бурно начала разрастаться эта сорная трава. Мне рассказывали бывшие работники сельского хозяйства, что некоторые из тех, кому при разделе имущества досталась сельхозтехника, выезжали на поля с коноплей и вели ее сбор с помощью комбайнов.

Застройка поселков и Нового Шагонара велась в соответствии с разработанными и утвержденными генеральными планами.  Для нового райцентра генплан был разработан Московским институтом «Гипрогор» и предусматривал значительный рост населения города через несколько лет. Впервые в истории градостроительства республики была применена такая норма, когда зона застройки под жилье намеренно отделена от промышленной.

Хотелось бы заострить внимание на том факте, что все внутриквартальные сети не только под сдаваемые объекты, но и с учетом будущей застройки города, то есть водопровод и канализация, были доведены до конца, согласно проекту, и уже более 25 лет являются невостребованными в Улуг-Хеме. То есть, задел для перспективы в связи с планируемым ростом населения в районном центре уже имеется. Но! Строительные площадки в Новом Шагонаре, на которых должно было вестись многоэтажное строительство жилых домов для работников цементного завода и других промышленных объектов, раздаются под индивидуальное строительство. При этом полностью отсутствует градостроительная политика, застройка идет хаотично, без предварительной планировки, без сетей водопровода, электроэнергии, дорог и тротуаров.

А ведь такого генерального плана застройки в то время не имела даже столица республики – Кызыл. Строительство объектов в ней велось по сложившейся ситуации, т.е. привязка осуществлялась с учетом мощностей водопровода, электросетей, теплосетей. А в Шагонаре был генеральный план, в котором, к тому же, вся инфраструктура была выполнена на перспективу: с учетом развития города и роста населения до 35 тысяч жителей.

И оно растет, население районного центра Улуг-Хема. А где новые рабочие места для жителей? Хотя в те годы все было предусмотрено, и был выполнен задел под будущие рабочие места на объектах промышленности. Строящийся цементный завод, завод по производству силикатного кирпича, пивзавод, молокозавод, находясь в разной стадии строительства, вдруг стали ненужными. Одновременно даже действующие в районе предприятия: база Респотребсоюза, промкомбинат, нефтебаза, транспортное предприятие, молокозавод - прекратили свою жизнедеятельность, оборудование их было разграблено, капитальные строения разрушены.

В настоящее время на водохранилище Саяно-Шушенской ГЭС формируется новая ихтиофауна, ведется его искусственное зарыбление, появляются новые виды рыбы, люди заняты промысловым отловом. Водохранилище становится местом зимней рыбалки для жителей всей республики, круглогодичным местом отдыха и развития туризма в этом районе. Это единственная, пожалуй, точка на запланированной карте, которая получила развитие.

Так потеряла или приобрела республика в результате введения в строй новой ГЭС страны, благодаря которой народное хозяйство СССР получило дополнительно 17 млрд кВт·ч электроэнергии? Кто оказался прав: те, что распевали о страданиях народа в связи с затоплением нескольких поселков, призывая вернуться к древним истокам, или те, что позвали его в светлое, благоустроенное, обустроенное будущее?

На встрече со старшеклассниками Ново-Шагонарской школы мне задали вопрос: почему не был достроен их город, в том числе, Дом культуры, гостиница, Дом молодежи, Цементный завод и другие объекты промышленной зоны. Дополняя мой ответ в тот вечер, считаю необходимым сказать следующее. Когда перестройка, объявленная в Советском Союзе, довела страну до развала, партийные и хозяйственные руководители всех мастей устремились ухватить как можно больше суверенитета, собственности и других лакомых кусков разваливающейся державы… Раздали по паям пашни, технику, скот, пастбища, все - в частную собственность. Как итог - миллионы гектаров пашни исключили из севооборота, пастбища остались без хозяина и без скота, все зарастает бурьяном… Вот почему в заброшенных полях полыхают степные пожары, в зону действия которых все чаще попадают и населенные пункты.

Многие другие проблемы, связанные с Зоной Затопления, остались так же нерешенными, и нынешнему правительству республики надо настойчиво ставить перед правительством страны вопросы их устранения. Недавно мне стало известно, что группа энтузиастов из числа бывших ответственных работников, действовавших в зоне затопления, еще в 2016 году обратилась к тогдашнему председателю администрации Улуг-Хемского района М.К. Анай-оолу с письмом. В нем - просьба рассмотреть их предложения Правительству Российской Федерации и Правительству Республики Тыва по решению проблем, оставшихся со времен начала распада страны и не позволивших довести до конца некоторые вопросы, ныне напрямую связанные с решением социально-экономических проблем всей республики.

Валерий КОНЕВ