И окажемся мы в другом мире…

Сейчас часто говорят, что после пандемии все изменится. Совсем всё.

Мир вокруг нас изменится, будет совсем не таким, каким был до 2020 года… Впрочем, один раз мы уже это пережили – с распадом Советского Союза жизнь действительно стала не такая, как была. Но и до этого были серьезные изменения – войны, революции. И это ведь не причина забыть тот мир, в котором мы жили?

На вершине горы

Земля хранит только курганы. В памяти людей не остались подвиги и дела. Сейчас мы понемногу узнаем о том, что, например, на вершинах гор хоронили не царей (для них было место в красивых долинах у рек), а воинов, героев. Герои должны были наслаждаться видом мирной жизни сверху. А может быть, их воинский дух мог защищать свою землю, если опять придет беда.

Но, наверное, такое понимание, такое отношение к героям все же осталось где-то в глубине сознание. И героя нового времени – Героя Советского Союза Чургуй-оола Намгаевича Хомушку похоронили на вершине небольшой горы в Берт-Даге.

Как бы ни изменялся мир в обозримом будущем, его имя, его подвиг – точно не забудут. Приезжая в Берт-Даг по разной причине, многие люди почитают за честь посетить место его захоронения.

С 5 по 18 марта 1944 года танк Чургуй-оола Хомушку непрерывно находился в боях. Как пишут в наградных документах: «не имея ни единого случая вынужденных остановок». Этот бой длился тринадцать суток на западном берегу Южного Буга.

5 марта танк, механиком-водителем которого был Чургуй-оол Хомушку, на предельной скорости ворвался в расположение противника. В течение двух часов вместе со своим экипажем Хомушку уничтожил 35 солдат, три противотанковых орудия, семь пулемётов и два миномёта. Когда командир танка был ранен, механик-водитель принял командование боевой машиной на себя. Через несколько дней, под Уманью, три танка, среди которых была и машина Чургуй-оола Хомушку, захватили 24 самолёта, 80 автомашин, пленили до сотни солдат и офицеров. 13 марта младший лейтенант Хомушку Чургуй-оол провёл свою машину под водой и сразу же повёл танк в бой, на протяжении шести километров преследовал пехоту врага, уничтожив гусеницами танка 25 солдат противника, два ручных пулемёта, один миномёт.

Вот таким был один непрерывный бой – две недели подряд.

Маленький самолет

В минувшем году в Берт-Даге появился еще один маленький памятник. Маленький памятник с маленьким самолетиком над ним. Но это – памятник огромному событию. По тем временам – фантастическому.

Слух о летающей лодке распространился в Туве в начале тридцатых годов прошлого века. Некоторые этому верили, всегда есть люди, которые верят в сказки! Но гораздо больше людей считало это – просто сказкой. Мало ли кто что напридумает.

6 июля 1938 года в ТНР прилетели три самолета. За штурвалом одного из них был первый летчик-тувинец Кидиспей Чооду. Чооду Кидиспей родился в 1908 году в Берт-Даге. Точнее – в местечке, недалеко от этого села.

Первый тувинец-летчик появился в 1937 году, когда в Туве еще не было ни самолетов, ни аэропорта, ни аэродрома… Вообще ничего не было. В 1937 году Кидиспей Чооду окончил Оренбургское авиационное училище в звании старшего лейтенанта.

Вернулся в Туву, начал искать подходящее поле, ровнять посадочную полосу, строить наземные сооружения, вовлекая в это дело самых разных людей. Занялся созданием авиационного звена: организовал курсы по подготовке пилотов и авиационных техников.

Но, будем справедливы. Их ведь было двое! Два пилота, которые вместе учились в Оренбурге. Лапшын Доскаарович Оюн родился в Балгазыне. Когда – никто не может сказать. Наверное, он был ровесником Чооду Кидиспея, или немного младше. С 1932 – боец-кавалерист. Окончил Оренбургское училище в 1937. С 1937 – летчик авиазвена в ТНР. Умер в 1942 году. Кидеспей Чооду прожил всего 38 лет. А как его напарник? Наверное, еще меньше.

Когда они после учебы вернулись в Туву руководство республики обсудило с ними вопрос о развитии авиации в Туве. Было решено построить аэропорт в Кызыле, купить самолёты в СССР, пригласить из СССР инженерно-технический персонал.

Кидиспея Чооду назначили командиром авиазвена Отдельного кавалерийского полка ТНРА, а Лапшына Оюна его заместителем. Авиазвено действительно вначале было при кавполке.

Условия работы первых пилотов сейчас и представить сложно. Не было ведь ничего. Не было ни средств связи, ни метеостанций, ни оборудованных посадочных площадок. Летали по земным ориентирам. То есть: что вижу – туда и лечу. Где разгляжу удобное место для приземления, там и сяду. В условиях горно-таежной местности – огромный риск. Тем не менее понемногу открыли воздушные линии из Кызыла в Шагонар, Чадан, Барун-Хемчик, Каа-Хем, Пий-Хем, Танды, Эрзин, Тес-Хем, Тоджу, Кунгуртуг…

Где похоронен Чооду Кидеспей? Сейчас никто не сможет ответить. Его похоронили на старом кладбище в Кызыле, но, когда город стал расти, некоторые захоронения пропали. Предположительно, первого летчика Тувы похоронили в том месте, где сейчас проходит дорога. Где похоронили Лапшына Оюна? Ну о нем ведь вообще ничего неизвестно.

Памятник Кидиспею Чооду уже есть в аэропорту. Теперь еще – маленький – в Берт-Даге. Лапшын Оюн пока остается «белым пятном» в истории.

Но только благодаря их усилиям, знаниям, огромному желанию и летящей мечте родилась тувинская авиация!

«Для простых рабочих такое строили?»

Как-то незаметно летит время и вот нынешним молодым людям кажется странным то, что совсем недавно было абсолютно простым и естественным.

Где-то не окраине Бай-Хаака, а точнее на окраине Дургена, есть одно уже разваливающее и никак не функционирующее здание. Если подойти поближе, то можно увидеть, что здесь была столовая. Здание с колоннами. Под козырьком крыши – деревянное кружево. Да, здесь была просто столовая для работников МТС.

Но почему же молодые люди думают, что для простых рабочих такого построить не могли? Что государство вообще не могло таким образом заботиться о своих гражданах? Наверное потому, что слишком много им рассказывали о том, как плохо было в Советском Союзе. О том, что жизнь была бедна и скудна, что пара мандаринок – вот и праздник. Ну, к вопросу о мандаринах – они действительно появлялись в основном вместе с елками на Новый год. Создавали настроение, так сказать.

А вот насчет всего остального… Да, сотовых телефонов не было. Их тогда вообще не было. Трудности? Да, были. Особенно… в первые годы ТНР. Хотя, наверняка и тогда в жизни людей было много радостно и позитивного. Просто мы об этом уже сами не знаем. Все мы слишком увлеклись перечислением проблем минувших дней. И забываем об их радостях. 

Красивая столовка, да еще и полноценная вкусная еда за копейки – это было нормально. Регулярное авиасообщение со всеми кожуунами – это тоже было нормально. Да, первые полеты были рискованными. Но ведь мы никогда не сможем ощутить это счастье – первый полет на самолете!

Давайте просто не забывать тот мир, в котором мы жили, и в котором было так много хорошего! Даже если сейчас все изменится.

Марина ДМИТРИЕВА

Фото автора

"Тувинская правда" №1 от 16 января 2021 года.