Хову-Аксы: временное и постоянное

Есть некоторые предметы и явления, которые не меняются так долго, что кажутся уже не только постоянными, а вечными. Но всё же… Всё же порой вдруг начинаются перемены. Правда, не везде. И не всегда. Хову-Аксы – наглядный пример того, как можно быстро все изменить. И как можно буксовать.

Здесь не кочевали

Когда еще не было этого поселка (а теперь уже просто села) в этих потрясающе красивых местах было пустынно. Аалы, особенно летом, старались отойти от этих мест подальше. Грозы, часто уничтожавшие скот и жилища, – плохое подспорье пастухам. Может быть, виной «притяжения гроз» была почва, насыщенная металлическими рудами. И так было долго. Казалось – так будет всегда. Но нет – открыли кобальтовые руды, построили комбинат.

28 июня 1970 года государственная комиссия подписала акт о приеме эксплуатации комбината «Тувакобальт». Казалось – тоже навечно, или хотя бы надолго. Это «долго» продолжалось чуть больше 20 лет – комбинат закрылся в 1992 году. Возьмем пример помельче. Еще недавно можно было с уверенностью сказать, что, приехав в поселок в любое время, рядом с начальной школой всегда можно увидеть «остов» новогодней елки – ее не убирали весь год. Да и к чему убирать, все равно наступит зима, а с ней и Новый год. И опять можно будет быстро установить праздничный декор. Казалось, что так будет всегда.

К счастью, порой все меняется. И на этой площадке построили дома по программе переселения из ветхого жилья. Ужасные бараки постройки начала шестидесятых годов будут сносить, одни новые дома уже готовы, другие – строятся. Есть и другие «долгоиграющие» примеры – вода, свет и хвостохранилища. Пока они кажутся вечными. И есть подозрения, что так будет еще долго.

Главная триада

Конечно, самый больной вопрос – хвостохранилища – отходы производства давно почившего комбината. Он работал 22 года, с тех пор прошло 28 лет. Все попытки пока безуспешны. Хотя сейчас идет очередная инициатива начать рекультивацию земель. По крайней мере проект рекультивации прошел ряд экспертиз и признан годным. Но когда появятся деньги, когда начнется работа – все это так неопределенно. Электричество – тоже уже почти вечная проблема. Небесное электричество отгоняло пастухов с этих угодий. В период строительства комбината, когда еще не установили молниезащитные средства, не раз рабочий поселок оставался без света – гроза выводила из строя электролинии и телеграфные столбы.

Сейчас поселок Хову-Аксы стал селом – на пгт уже не тянет, нет городской инфраструктуры. А свет по-прежнему гаснет. Выходов из этой ситуации множество. Самый популярный, который сейчас и реализуют, – ремонт. Постоянный ремонт, и постоянные отключения света. Грустно. Но вот недавно придумали еще один выход, которым, правда, пока не занимались, но он представляется перспективным – провести другую линию, резервную, из Танды. Но это – большие деньги, и пока, как кажется, будут продолжать латать то, что есть. На самом деле эти «латки» недолговечны, а на них уходят и время, и деньги. И последняя, но не менее важная проблема – вода.

Что течёт из кранов?

По крайней мере десять лет подряд говорят, что нужен полный ремонт всего водопровода. Его строили в те же годы, что и бараки, которые сейчас разваливаются на глазах. Трубы потихоньку приходят в негодность. Можно продувать сколько угодно, можно заменять отдельные участки, которые совсем прогнили, но это – временные решения. Из кранов в домах часто течет нечто темное и грязное, но водой это трудно назвать. Мы же помним из школьного курса химии, что вода – это вещество без цвета и запаха. А если цвет есть, да и запах тоже, можно ли все это назвать водой?

Управление Роспотребнадзора обратилось с исковым заявлением в Чеди-Хольский районный суд в отношении ООО «Водопроводно-канализационные сети» в поселке Хову-Аксы с требованием через суд устранить нарушения санитарных норм. Основанием для обращения в суд послужило плохое качество воды. «Вода» – это условное название жидкости, которая течет из крана.

В 2017 году, в начале апреля, произошла авария – прорыв на водозаборной станции второго подъема Хову-Аксынского водоканала. Жизнь началась «веселая»: оповещение о том, что надо запастись водой, потом – заполняли водой все емкости в доме, потом отключение, потом – все сначала. Населению рекомендовали употреблять бутилированную воду – на водопроводную надежд было мало. И вот наконец появилась возможность построить новую станцию водозабора. Сначала говорили, что она будет построена в 2019 году. Потом обещали построить к ноябрю 2020 года. Ноябрь уж наступил, станции нет, и никто не берется сказать, когда она появится.

Тормозим…

Причин для переноса сроков сдачи сколько угодно. Поставщики не всегда бывают пунктуальны, проект не вполне качественный и требует постоянных доработок и корректировок. А доработки требуют времени… Еще одна корректировка проекта произошла, как говорят, чтобы не сносить субурган. Трубы должны были укладывать именно где уже стоит культовое сооружение, и жители просили защитить субурган. Не проблема – перенесли линию водопровода на несколько десятков метров. Тут важен, конечно, и сам субурган, и то, что на этой большой площади вокруг него организуют народные праздники. Причина уважительная, проект переделали, но это заняло еще какое-то время.

Строительством заинтересовалась прокуратура: время идет, и деньги ушли, а ни котлованов, ни оборудования нет. Хищение? Растрата? Почему стройка стоит? И куда конкретно ушли миллионы рублей? Контракт заключили на 179 млн. рублей. В конце 2019 года заказчик выплатил часть средств – 68 млн. рублей. Но летом не было даже видимости хоть какой-то деятельности. Еще одна проблема – рабочие. Поначалу подрядчик пригласил рабочих из-за Саян. Но пандемия, то, сё – в общем, не срослось. Они уехали. Сейчас здесь работают 26 человек, все из Тувы. Может, быстрее дело пойдет?

Дело пошло

Дело действительно пошло. Уже до пятидесяти процентов дошло. То есть официально половина всех необходимых работ выполнена. Впрочем, нет, говорят, иначе: половина бюджетных денег уже освоена. А если поступило все оборудование, то значит, самих работ выполнено гораздо меньше, чем наполовину. В ноябре, конечно, ничего не завершат. Это абсолютно исключено. Когда закончат? Этого и сами подрядчики не знают. На что можно полюбоваться на месте стройки? Конечно, в первую очередь на саму стройку – ездят машины… роют котлованы… Можно полюбоваться на оборудование. Трубы уже почти все есть, есть и разные комплексы для очистки воды: насосная станция подает воду в комплекс водоочистки, для этого есть входной модуль, специальные сетки, которые делают первичную очистку жидкости от мелких фракций мусора и различных взвесей. Есть приемные клапаны, резервуары с барабанными сетками, карманы водослива… То есть они действительно уже завезены, но мы именно их не увидим. На водозаборной станции в селе Саглы стоят несколько больших «кубиков». Ну вот в них и есть все оборудование. Точнее – они сами уже готовое оборудование, которое можно использовать хоть сейчас. Но прямо сейчас еще многого не хватает. Их пока не к чему подключать.

А в здании водозаборной станции сейчас идет ремонт – домик-то тоже начала шестидесятых. Сложен из плитняка, поэтому и держится еще, не в пример ровесникам-баракам.

Главный вопрос

Но, если честно, все эти подробности не столь уж и интересны самим потребителям. То есть совсем не интересны. Им важнее другое – когда будет чистая вода. Но поскольку никто не может сказать, когда закончится стройка, перефразируем вопрос: а когда станция будет простроена и трубы уложены, и все подключено, у жителей Хову-Аксы всегда будет чистая вода? Проблем больше не будет? Ответ обескуражил: «проблемы будут». Приехали... В чем дело? Разве все эти почти 200 миллионов не предназначены для того, чтобы у жителей Хову-Аксы всегда была чистая вода? Дело в том, что водозабор в Хову-Аксы открытый. Он вообще единственный открытый водозабор в Туве. То есть вода идет непосредственно из Элегеста. Очистка, обеззараживание – это все хорошо, но в половодье не сработает. Весной, все мы знаем, Элегест буквально шалеет, меняет русло, пытается снести все, что можно. Никакие фильтры с этим не справятся. И вода в нем настолько грязная, что все эти комплексы по очистке смогут выдать только условно чистую воду.

Сколько будет продолжаться такая маета? А будет она продолжаться до тех пор, пока не изменят способ водозабора. Например, если вдруг пробурят скважину, дотянутся до линзы, которая очень глубоко, поставят еще раз новое оборудование с мощными насосами… В общем – дело долгое. Нужно что-нибудь жизнерадостное в концовку материала? Пожалуйста: когда-нибудь, рано или поздно, в Хову-Аксы будет чистая вода.

Марина ДМИТРИЕВА.

Фото автора