Главная проблема Тоджи впереди

Все проблемы решаемы, и большинство проблем тоджинцев тоже.

Но впереди их ожидает серьезное испытание – утрата одной из экзотических «приманок» для туристов. Тоджа потеряет статус «отдаленной» и «труднодоступной». О том, как и почему это произойдет, рассмотрим на примере рабочей поездки врио Главы Тувы Владислава Ховалыга по Тодже.

Назад, в пещеры?

Сначала, конечно, надо бы рассказать о «Лунсине», тем более что посещение горно-обогатительного комбината было первым пунктом в рабочей поездке.

Конечно, комбинат наносит вред природе. Это глупо отрицать. Но этот вред меньше, чем, например, от сельского хозяйства. Когда-то на Китайской Великой равнине субтропический лес соседствовал с уссурийской тайгой и джунглями Индокитая. Территории Междуречья, где земледелие появилось в глубокой древности, потеряли свою плодородность из-за засоленности почв. В Америке и Казахстане постоянным явлением стали песчаные бури, причина которых - распашка земель. Европа потеряла часть широколиственных лесов, которые мешали освоению новых земель, на Украине степи сменили поля. А животноводство вообще является причиной загрязнения атмосферы, воздуха, почвы и воды парниковыми газами, выделяемыми животными и навозом.

Можно, конечно, вспомнить и полиэтилен, и фреон в холодильниках, и тотальный вред от двигателей внутреннего сгорания… В общем, абсолютно любая хозяйственная деятельность наносит вред природе, ну что тут можно поделать? Разве что вернуться в пещеры, или где там еще жили древние люди, и заниматься исключительно охотой и собирательством. Вот только пещер уже на всех не хватит, так что придется жить как и живем, только стараться минимизировать вред природе.

А от «Лунсина» мы ждем в первую очередь пользу: экономическую – в виде налогов и социальную – трудоустройство, инвестиции, поддержка народных инициатив.

Выгода наглядная и не очень

Трудоустройство – наглядная выгода. Восемьдесят процентов работников – местное население. Зарплату не задерживают. А велика ли зарплата? Ну, это зависит от квалификации. Лаборантка, например, получает около 80 тысяч рублей. Неквалифицированные рабочие – меньше: 30-40 тысяч. Конечно, маловато получается. Но не хуже, чем в среднем по республике. А чтобы зарабатывать больше надо учиться.

Налоги – наглядная выгода: за шесть месяцев этого года во все уровни бюджета уплачены налоги - 765 миллионов рублей.

Дороги. Дороги – это хорошо, но… не очень наглядно. Как говорят, на строительство автомобильной дороги «Бояровка – Тоора-Хем» выделено полтора миллиарда рублей. Ежегодно на обслуживание дороги тратят 20 миллионов, там регулярно работает дорожно-ремонтный отдел компании. Только ведь все равно, возвращаясь из Тоджи мы с нетерпением ждем, когда доедем до Бояровки – там уже будет асфальт и хорошая дорога. Конечно, нынешнюю дорогу от Бояровки до Тоора-Хема с прежней не сравнишь, раньше была не дорога, а только направление и колея. Но и действительно хорошей дороги в Тодже пока нет.

У всех есть проблемы

У большого комбината и проблемы большие. Были кризисные времена в 2015-2018 годах. Да и сейчас пандемия мешает всем. А еще не хватает электроэнергии, чтобы развивать производство. 

Но здесь выход уже определили. В результате сложной многоходовки с участием «Голевской компании», Россетей, республиканских властей и самого «Лунсина» электричеством будет обеспечено и население Тоджи, и комбинат.

После недавнего разговора с врио Главы Тувы руководство компании приняло решение на 30 млн рублей профинансировать Фонд развития Тувы - эти средства пойдут на поддержку народных инициатив.

После получения дополнительной энергии себестоимость продукции комбината станет меньше, и «Лунсин» собирается вложить больше средств в Фонд развития Тувы. Уже в этом году речь шла еще о 50 миллионах.

Много это или мало? Вот если какому-нибудь человеку предложить 30 миллионов – конечно, это будет много, любой из нас будет абсолютно доволен. Но когда речь идет о социальной поддержке, о строительстве школ или больниц, то маловато будет. На строительство одной только школы в Тоора-Хеме нужно более 900 миллионов рублей. А если учесть еще и детский сад…

Школа с традициями

Школа в Тоора-Хеме старая. Это, с одной стороны, хорошо – есть традиции, есть ценные наработки. Первая школа на Тодже появилась в 1929 году. Плохо то, что и здания старые. Одно – 1952 года постройки.

В пятидесятые годы прошлого века в Туве строили много школ, больниц, садиков. Потом активно развивалось другое строительство, а первые построенные здания, пока они крепкие, не торопились заменять. Так уж получилось, что строились они примерно в одно и то же время, и так же одновременно начали ветшать.

А устроить строительный бум аналогичный тому, что был лет семьдесят назад, сейчас будет очень сложно. Хотя бы потому, что раньше вполне могли использовать простые бревенчатые здания, а сейчас санитарные правила намного ужесточились. Вместо ветхой бревенчатой избушки нельзя построить точно такую же, но новую.

Но пристройку к школе соорудить можно. Чем и занимаются сейчас в Тоора-Хеме. К старому зданию начальной школы делают пристройку, в которой разместятся столовая и кухня, а заодно и небольшой санблок. Те самые теплые туалеты, которые по новым нормам обязательно должны быть в каждой школе. Новая столовая будет соединена со старым зданием крытым переходом.

Школа и один миллион рублей

Здание средней школы тоже не новое, но его пока можно счесть вполне приемлемым. Строили ведь из долговечной лиственницы. А младшим классам в старом маленьком здании действительно неуютно.

Хоть и говорят, что пристройку возводят методом «народной стройки», на самом деле это не совсем так. Пристройку делают своими руками учителя и рабочие школы. Разумеется, учителя – мужчины. Учителя-женщины распределили между собой дни, когда они готовят обеды для строителей.

Деньги на пристройку нашел муниципалитет. Владислав Ховалыг дал поручение выделить один миллион рублей для оборудования столовой в этой пристройке. В общем, с горячим питанием теперь у детей проблем не будет.

В девяностые годы прошлого века из Тоора-Хема некоторые семьи вынуждены были уезжать, чтобы дать детям достойное образование: в школе не было многих учителей-предметников, преподавателей иностранных языков не было вовсе. Сейчас ситуация изменилась. Выпускники школы часто возвращаются в нее уже учителями. Единственное, что сейчас не хватает школе: учителя русского языка – носителя языка.

Ну и конечно не хватает нового здания. Подводя итоги рабочей поездки врио Главы Тувы сказал: «Многие семьи ведь переезжают в Кызыл ради хорошего образования для детей. Если в сельских школах тоже будут светлые и уютные классы, то многие останутся жить в родном краю. Поэтому держим на повестке вопрос строительства нового здания образовательного учреждения в Тоора-Хеме». Да и проект для нового здания особо готовить не надо, оно будет таким же, как недавно построили на левобережных дачах в Кызыле, на 825 мест.

Садики в Тоора-Хеме, кстати, тоже нужны. И местные жители хотят, чтобы садики строили не только в самом Тоора-Хеме, но и в Салдаме, поселке, который хоть и почти соединился с райцентром, но все-таки находится в некотором отдалении.

А вести любое строительство на Тодже трудно – дорого обходится доставка строительных материалов: зимой – по льду, летом – на пароме. Нужен мост.

Мост скоро будет

Это будет очень капитальное сооружение. Как говорят сами строители – выдержит танковую колонну. Танки на Тодже без нужды, а вот возить строительные материалы для школы, садика, больницы (о ней речь пойдет далее), для нового комбината на Ак-Суге по мосту можно будет.

Пресловутая «труднодоступность» хороша только в плане экзотики. А вот как завозить уголь, например, она совсем не хороша. И то, что почти полгода (весной и осенью) Тоджа почти отрезана от «большой земли» никак не может хорошо сказаться на общем развитии. Векторы развития Тоджи – это ведь не только комбинаты, но и туризм. Но слишком короткий период для туризма: немного лета, немного зимы.

По контракту мост должны были достроить в 2022 году. Но недавно врио Главы Тувы добился выделения дополнительных 180 млн рублей из федерального бюджета для моста. Подрядчики говорят, что благодаря этому они смогут сделать мостовую переправу уже в этом году.

То есть, мост уже будет, а вот некоторые дополнительные работы, может быть, придется завершить позже. А может, и нет. Не будем загадывать наперед. Но примерно треть моста уже построена, хоть она пока и лежит на земле. Ее будут надвигать на опоры, которые тоже уже стоят. Это примерно, как строили коммунальный мост в Кызыле.

А вот насчет браконьеров… Сейчас некоторые люди горюют, что когда Тоджа перестанет быть труднодоступной, туда валом повалят браконьеры. Но это не совсем так, точнее – совсем не так. Разного рода злоупотребления как раз и возможны в труднодоступных, закрытых местах. А когда все будет близко и прозрачно, и контролирующие органы смогут вести более активную работу, тогда и порядка будет больше.

Тоджинская больница

Больница на Тодже тоже размещается в «исторических зданиях» пятидесятых лет постройки. Но особых жалоб на них нет. Главное, чего не хватает - отдельного здания для противотуберкулезного отделения. Владислав Ховалыг дал поручение Минздраву проработать вопрос с источником финансирования. В любом случае, после введения в эксплуатацию нового моста, строительство обойдется гораздо дешевле, и построить смогут быстрее.

Конечно, и здесь, как и в некоторых других кожуунах не хватает специалистов. Но к осени хотя бы появятся хирург и педиатр.

Но даже и мост не всегда поможет. Особенно если случай экстренный, а дорога неблизкая. На минувшей неделе бригада санитарной авиации Республиканского центра скорой медицинской помощи и медицины катастроф экстренно эвакуировала из Тоджи на вертолете пациента, который пострадал после нападения медведицы по дороге на чабанскую стоянку.

В общем, для улучшения медицинской помощи нужно еще и оборудовать посадочное поле для вертолетов в Тоора-Хеме, а пока более-менее обустроенное есть по соседству – в Салдаме.

Рыба есть, но ее нет

На Тодже рыба есть. Это знают все. Рыба – одна из основных «фишек» Тоджи. Но ведь рыба есть и в других реках и озерах Тувы? Наверное, здесь рыба стала «фишкой» именно потому, что сами местные жители относятся к ней серьезнее, чем жители других кожуунов. Именно на Тодже есть и разного рода предприятия по производству рыбы.

В ходе рабочего визита Владислав Ховалыг посетил рыбный цех СПоК «Ноян» и сделал заключение: «продукция отменная». Копченая рыба действительно – объедение. Но ее мало. Угостить гостей, конечно, можно. Но мало рыбы, чтобы выйти на новый уровень производства. Сейчас СПоК «Ноян» производит и может предложить для реализации оптом и в розницу около четырех тонн соленой и копченой рыбы в год. А оборудование позволяет производить до 44 тонн. 

Выход на полную мощность позволит создать дополнительно 60 рабочих мест – совсем неплохо для таежного села. Чего не хватает? Не хватает квоты на ловлю рыбы.

Что можно сделать в данной ситуации? Владислав Ховалыг на подведении итогов рабочей поездки сказал, что «озадачил этим региональный Минсельхоз, чтобы поговорили с Росрыболовством, причем это важно для всех тувинцев-тоджинцев». Но можно ли реально увеличить квоту? Может быть рыбы мало? Оказывается, всего хватает, и рыбы в том числе. Были какие-то бюрократические проволочки. В общем, рыба будет. Хотя вот именно сейчас ее нет.

Электричество тоже – и есть, и нет

За последние два года на решение проблем электричества на Тодже направили около 40 млн рублей. Но и сейчас свет домах бывает, что есть, а бывает, что и нет. И плановые отключения – утомляют всех. Ну а что поделать? Это же дизель. Тут и завоз топлива надо учесть (особенно когда нет моста), и завоз нового оборудования для замены старого…

Но вопрос строительства третьей линии уже поставлен на федеральном уровне, в ближайшие пару лет на Тодже будет централизованная сеть. Более двух миллиардов инвестиций на принципах государственно частного партнёрства от «Голевской компании» в целом решат вопрос.

Ну а пока генераторы трудолюбиво тарахтят, поломок вроде быть не должно. А плановые отключения летом – явление почти неизбежное и в Тоора-Хеме, и в Кызыле. Как говорят, это - чтобы потом зимой не было аварийных отключений.

Храм на холме

Ну вот мы и пришли к тому, с чего, собственно, и начался визит в Тоора-Хеме – к храму. На окраине села, на холме рядом с субурганом буквально за полтора месяца вырос храм. «Народ решил, народ сделал». Для первоочередных затрат скинулись по однодневной зарплате. Доски делали на своих лесопилках. Строили все, или почти все. Женщины приносили строителям обеды.

Конечно, сейчас стоит только остов храма. Нет внутренней и внешней отделки, нет внутреннего убранства, статуй, сутр, буддийских икон и всего остального. Но многое уже заказали. Ткани закупили. Что-то шьют в Кызыле, что-то в Тоора-Хеме. К сентябрю обещают все закончить. Но закончат именно строительство храма. Наполнение его священными предметами будет продолжаться еще долго. А, может быть, и всегда.

Любой храм со временем становится богаче. Не в материальном плане – в духовном. Но для духовной составляющей нужны вполне материальные предметы. 

При храме предусмотрены небольшие дополнительные помещения. В одном будут жить священнослужители. Своего ламы пока в Тоора-Хеме нет, и священники будут приезжать для проведения обрядов. Другое помещение предназначено для приема верующих, для приема больных – лечить на основе тибетской медицины.

К сентябрю в Тоора-Хеме появятся и новый храм и новая пристройка к школе – здесь умеют работать быстро и споро. Конечно, помощь нужна. Не потому, что без нее не обойдутся, а потому что с ней – быстрее. Чтобы развитие шло в целом быстрее. Помощь на храм – Владислав Ховалыг дал от себя, из своего кармана. Это – дело совести и веры. Вопросы помощи оленеводам, рыболовам – через Минсельхоз.

Но ведь это, по сути, не помощь. Это – вложения. По-настоящему помощь нужна только социальным объектам. А любое производство, став на ноги, впоследствии внесет свою долю в общее хозяйство республики, будет работать на Туву, чтобы сделать ее богаче.

Марина ДМИТРИЕВА

Фото автора

Полностью материал читайте в субботнем номере газеты "Тувинская правда" №30 от 24 июля 2021 года.