Доюбилейное-8: Правители Салчакского хошуна и их метания

В канун юбилея тувинской государственности мы пытаемся разобраться в том, из каких составных частей сложилась ТНР.

А заодно и о том, почему часть земель Тувы оказалась в Монголии. В этом номере – о том, как менял свою позицию Салчакский хошун. Отчасти это было связано со сменой руководства. Но только отчасти.

Все фактические данные в материале – из архивных документов, опубликованных в книгах «На перекрестках времен» и «Собрание архивных документов о протекторате России над Урянхайским краем – Тувой». Разные написания имен и географических названий – в соответствии с документами в источниках.

«Верноподданные русского императора»

Второе десятилетие прошлого века было чрезвычайно бурным не только в истории России. В Туве, а точнее, в Салчакском хошуне перемены шли почти постоянно. В первом десятилетии столетия был один нойон, а потом правитель, точнее – правители стали меняться. Причем, нельзя сказать, что эта постоянная смена власти была позитивной.

Сейчас мы посмотрим «Письмо урянхов Сальчжакского хошуна Комиссару по делам Урянхайского края о согласии состоять в подданстве России 15 сентября 1915 года Тоолая год 8 луны 20 числа».

Сначала обратим внимание на тех, кто его подписал. Итак, это письмо от «Сальчжакских урянхов: ламы Дондохая, Цзахирокчи Чжамсумы; Мейринов: Тумен- баира, Басана, Ванчука, Хува, Сосорбармы, Цзанги, Ионцзок, Цзалана Пурбу; Киргизского сумона; Цзахирокчи Балдара, Цзонги Туменгуккиль, Кунду Ванчук-чжимбу и Бацана; Нур сумона: Цзахирокчи Чайдан-чжамцу, Мейрина Серетера, Эрдени-самбу - Цзанги Габчжу, Байгара сумо: Мейрина Чиртанака, Магбунчжана, Цзанги Албанчжи и всего народа четырех сумонов».

Обратим внимание на одно имя – «Сосорбарма». Точнее это – Сосор-Барма. Дальше мы увидим, почему надо обратить внимание на имя этого человека, подписавшего документ.

И вот что они пишут: «Бывшим амбань-нойоном Гомбодарчжи ранее было представлено Великому Российскому правительству ходатайство о принятии всех танну-урянхов и в том числе урянхов Сальчжакского хошуна в русское подданство. В составлении и написании этого ходатайства по соответственному уполномочию принимали участие и представители Сальчжакских сойот. Когда вследствие упомянутого ходатайства танну-урянхи были приняты под покровительство Великого Российского Государства, некоторые их наших людей под влиянием настойчивых и постоянных наставлений из Монголии, по преимуществу исходящих от Чжалханцза Хутукты, то словесно, то письменно здесь передаваемых, стали убеждать нас, что мы якобы можем не признавать русского покровительства, не слушаться русских властей, что должны сделаться монгольскими подданными; нам говорили, что тогда действовавшая, а теперь закончившаяся Кяхтинская конференция непременно и бесповоротно заявит сальчжакских урянхов монгольскими подданными.

В результате сказанных уверений мы переживали тревогу, тем большую, что нам грозили тяжелыми карами, если мы будем уклоняться вступить в монгольское подданство. Смущение и растерянность наша были столь велики, что с нас собрали тяжелый албан, сданный Чжалханцза Хутукте.

Мало того, приемный сын бывшего нашего правителя Идамсурун, по настойчивому принуждению, съездил к Чжалханцза Хутукте и получил назначение нойоном нашего хошуна. Но вот окончилась Кяхтинская конференция, и мы узнали, что она не только не объявила нас со всеми танну-урянхами подданными Монголии, но не решилась и не имела права заниматься обсуждением этого вопроса. Мы узнали, что все эти уверения и разговоры о предпочтительности монгольского для нас подданства, а не русского - суть обман. С другой стороны, русское население уже давно и с нашего согласия водворилось между нами, русская власть действует как среди русских, так и среди нас и по важным преступлениям нас судит и наказывает русский суд, в силу чего нам полезнее жить с русскими в качестве детей одного отца - Русского Государя, а не делаться подданными Монголии, когда мы в подданстве её никогда не состояли, мы знаем, кроме того, что, состоя в подданстве России, мы можем рассчитывать на хороший у нас порядок и улучшение, как это наблюдается в других хошунах, правители которых прекратили сношения с Монголией».

Выводы из письма

«По всему этому мы окончательно и бесповоротно постановили, что мы, урянхи Сальчжакского хошуна, как не состояли, так и не хотим состоять в монгольском подданстве; 2, что мы считаем себя верноподданными Русского Государя Императора; 3, что никакого албана в Монголию вообще и в пользу Чжалханцза Хутукты платить не будем; 4, что просим Комиссара по делам Урянхайского края это наше постановление довести до сведения Монгольского правительства и упомянутого выше Хутукты; 5, что просим Комиссара по делам Урянхайского края защитить нас от людей, приезжающих из Монголии или живущих постоянно в хошуне, дабы эти люди не смущали нас на будущее время, проповедуя нам полезность монгольского подданства, и 6, что не признаем нашим правителем Идамсуруна, пока он не назначен властью Комиссара, и просим поспешить назначением кого-либо нашим нойоном». (перевел Самойлов).

Итак, обращаем внимание на основные позиции: Салчаки принимали участие в составлении обращения к русскому царю; некоторые люди поддались обману со стороны Чжалханцза Хутукты (правильно - Джалхандза-хутухта); общее смущение было велико – собрали большой налог хутухте; «нам полезнее жить с русскими в качестве детей одного отца - Русского Государя, а не делаться подданными Монголии, когда мы в подданстве её никогда не состояли, мы знаем»; Идамсуруна (Идам Сурюна) правителем не признают.

«Монгольское происхождение»

А теперь перенесемся сразу в 1921 год. И увидим, что Салчакский хошун просто мечтает стать частью Монголии. Это мы увидим из письма ответственного секретаря Дальневосточного секретариата Коминтерна И. Д. Никитенко наркому иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерину по вопросу о самоопределении Урянхайского края.

Дело в том, что Никитенко, по сути, просто переслал материалы, полученные из Урянхайского края: «обращение управителя салчак-урянхайским хошуном Сосор-Барма» и «письмо Управителя Танну-урянхайским хошуном».

Сосор-Барма подписавший письмо, опубликованное выше, как мы видим уже стал главой хошуна. И его мнение весьма отличается от прежнего. Хотя… может, его мнение осталось и прежним, только вот сейчас пишет он не русскому, а монгольскому чиновнику:

«От управителя Салчак-Урянхайским хошуном и бывшего мейрина Хова с прочими к уполномоченному от Народно-революционного правительства Монголии.

Настоящим доводим до Вашего сведения, что мы – салжик-урянхайцы действительно являемся потомками хотогойт-монгольского вана Цынгунжапа, которым и управлялись до Цинской династии, а при последней, хотя и управлялись генерал-губернатором улясутайского округа через Тацнауйского (Танну-Урянхайского) амбаня, но сразу после объявления автономии внешней Монголии мы, урянхайцы-тушемелы (тужуметы - чиновники) и народ, последуя свое монгольского происхождение обратились к монгольскому автономному правительству с выражением горячего желания урянхайского народа присоединиться к последнему, в результате чего мы были причислены в ведомство Жалханцза- Хутухты. Сразу после причисления объявили, что Урянхай должен находиться под управлением Российской империи, начали развязывать свои империалистические вожделения, сопровождаемые насилиями, гонениями и пр. О каждом подобном случае мы доводили до сведения своего монгольского правительства, но этим временем уже не стало царского правительства, а прибывшему Иннокентию Сафьянову – для объявления нам декларации Временного правительства (Керенского) – мы, народ тушемелы, ламы Салжик-Урянхайского хошуна, определенно заявили: ввиду того, что урянхайцы действительно являются потомками монгол, а потому народная масса истинно стремится к присоединению к Монголии, а также желает управляться последней.

Кроме того, от имени всех урянхайцев в то время главный управляющий всем Урянхаем Идамсурун также заявил, что урянхайцы есть потомки монгол, потому искренно желают управляться монгольским автономным правительством, а Урянхай объявляется монгольским владением, как это было до захвата царским правительством Урянхая. Сказанное сейчас в письменном виде, приложенное должностной печатью, было препровождено через И. Сафьянова Енисейскому (губернскому) комиссару Ковешеву, назначенному от Временного правительства.

Точно так же как граждане, так и тужемелы четырех сомонов Салжикского хошуна никогда на заявляли и не было повода заявить советской власти, что мы не желаем  управляться монгольским правительством, а наоборот, доныне мы, урянхайцы, преследуя свою национальную самобытность, с радостью желаем следовать за монгольским правительством, о чем доводя до Вашего сведения, сверх того обязуемся полученное сейчас обращение Монгольского временного народно-революционного правительства, возвратившись на родину, довести до сведения тужемелов и всего народа Салжик-Урянхайского хошуна, и как Вы находите, если назначить собрание тужемелов, лам, мужчин и женщин, на котором, выяснив истинное желание народа. Вашего сведения.

Того ради подносим настоящее письмо, 11 год всеми Возведенного, 6 месяца 11 числа. (11 июня 1921 года)»

Кстати…

Это письмо было написано 11 июня 1921 года. Но вот через два месяца - 14 августа 1921 года «представители салчаков» «решительно заявляют о своем присоединении к мнению хемчикских хошунов по вопросу о покровительстве Советской России». Эта цитата из протокола «Первого революционного съезда представителей от всех хошунов народов Танну-Тува, происходившего в местности Суг-Бажы с 13августа 1921 года».

И еще кстати – о салчаках и не только. Наследная власть, собственно, была ведь только у Амбын-нойонов. В других хошунах власть была выборной. Может быть именно это и способствовало созданию Народной республики – выборная власть в Туве была нормальным делом.

А вот о Хазутском (до 1878 года - Хубсугульском) хошуне – кстати или некстати – это будет уже в следующем материале. А заодно тогда уж постараемся разобраться с возрастом Комбу-Доржу и Соднам-Балчыра. Ведь именно Соднам-Балчыр стал первым председателем правительства объединенной Тувы.

Марина ДМИТРИЕВА