Доюбилейное-5: «Завариха-неразбериха» Церерина

Сейчас мы, наконец, попытаемся разобраться, кто действительно писал или, по крайней мере составлял текст прошений к Белому Царю. Это будет не сложно. И поможет понять почему в ТНР вошли не все тувинские княжества.

Ведь было еще одно – Хубсугульское. Вот эта отговорка, мол они не приехали на всетувинский хурал, кажется какой-то не серьезной. Может быть, важнее то, что это княжество изначально было «на другой стороне» и протекторат России на него не распространялся? Но об этом позже. А сейчас мы посмотрим на два документа: обращение хемчикского Хамбо-Ламы Чамзы и доклад заведующего пограничными делами усинского округа А.П. Церерина.

Все фактические данные в материале – из архивных документов, опубликованных в книгах «На перекрестках времен» и «Собрание архивных документов о протекторате России над Урянхайским краем – Тувой». Разные написания имен и географических названий – в соответствии с документами в источниках.

Странная фамилия – Церерин

Фамилия Церерин действительно редкая. Как пишет Унбегаун (Унбегаун Б. О. Русские фамилии / пер. с англ.; общ. ред. Б. А. Успенского. — М.: «Прогресс», 1989), это одна из так называемых семинаристских фамилий. Семинаристские фамилии – русские «благозвучные» искусственные фамилии, которые с конца XVII века получали представители духовного сословия взамен родных либо при отсутствии оных в духовных училищах, семинариях и академиях.

Как считает филолог Лев Успенский, эти духовные фамилии потом перешли «по наследству» к большой части разночинной интеллигенции. Фамилии давали в честь библейских героев, святых или церковных праздников, почитаемых икон, либо же как «географическое» прозвание от церквей и сёл. А еще, как это ни странно, по именам античных и более поздних учёных, поэтов, писателей, иногда даже - в честь древнегреческих и римских языческих богов.

Как это и произошло с предками Церерина. Читая историю Тувы, мы привыкли к звучанию этой фамилии, и почти не замечаем, что в ее основе имя Цереры - древнеримской богини плодородия.

Впрочем, Церера нам сейчас не нужна. Она не имеет никакого отношения к ТНР. А Церерин имеет очень даже большое. И мы сейчас будем читать фрагменты из его доклада Иркутскому генерал-губернатору.

Плохой политик?

Сергей Минцлов, исполняя служебные обязанности в качестве чиновника особых поручений при Министерстве земледелия, посетил Туву, и встречался с разными чиновниками. А. Церерина он называет «...человеком честным, но не выдержанным». И еще одна характеристика: «Церерин – тиходум».

Усинский пограничный начальник А.Х. Чакиров высказывался еще определеннее, он называл Церерина и плохим администратором, и плохим политиком, а еще: «А. Церерин не взял правильного направления пути, но повел руль управления крайне совершенно неправильно, в обратную сторону - получилась полная завариха-неразбериха».

Между тем, Церерин отлично понимал мотивы действия князей Тувы.

В своем докладе Иркутскому генерал-губернатору он коротко и просто обрисовал ситуацию, в которой оказался Комбу-Доржу: «Амбань-нойон, обеспокоенный тем, что из-под власти его при содействии Монголии уходят почти все урянхи и желая снова подчинить себе при помощи Русского правительства обратился 24 февраля 1912 г. через Усинского пограничного начальника с прошением на ВЫСОЧАЙШЕЕ имя о принятии его «со всеми урянхами» под покровительство России.

Не получая никакого ответа на эту просьбу от Русского правительства, амбань-нойон неоднократно обращался и к монгольскому правительству о принятии его также «со всеми хошунами» в подданство Монголии. Но монгольское правительство, прекрасно понимая, чего в действительности домогался амбань-нойон, просьбу его оставило без ответа».

Воспользовался настроением

Конечно, он не может писать, по крайней мере официально: мол, именно я продиктовал нойонам что им писать, поэтому прошения от разных князей получились написанными как под копирку. Такого он не говорит. Но это видно из его доклада. В частности, вот: «жестокие поборы, производимые среди урянхов, скоро разочаровали последних в преимуществе монгольского подданства в сравнении даже с прежним не менее тяжким китайским подданством.

Таким настроением урянхов я и воспользовался в целях склонения их отказаться от монгольского подданства и затем обращения о покровительстве или подданстве к русскому правительству, причем все свое внимание я сосредоточил не на ничтожных двух хошунах - Сальчжакском и Точжинском (населения в обоих хошунах около 8 тысяч душ), которые не могли играть существенной роли в разрешении урянхайского вопроса, а на главные по численности населения и своему влиянию среди всех остальных урянхов западные хошуны - Кемчикский и Бейсинский, с населением в обоих хошунах до 45 тысяч душ.

Как известно, усилия мои в этом направлении увенчались полным успехом, и я осенью минувшего года, при негласном содействии самих урянхов, беспрепятственно удалил из Кемчикского и Бейсинского хошунов всех монгольских чиновников, после чего эти урянхи подали через меня прошения о принятии их под покровительство России».

Значит, он действительно неплохо поработал «в целях склонения их отказаться от монгольского подданства и затем обращения о покровительстве или подданстве к русскому правительству». И смело мог говорить о том, что «усилия мои в этом направлении увенчались полным успехом» и добился, чтобы «урянхи подали через меня прошения о принятии их под покровительство России».

Почему он ухитрился допустить ошибку в написании фамилии Тюменца – бог весть. Но именно эта одинаковая ошибка, как и одинаковый текст прошений Буяна-Бадыргы Монгуша и правителей Бээзи-Хошуна дали понять, что настоящим автором прошений был один и от же человек. Человек, который внимательно изучил все архивные документы, перед тем как ехать в Урянхайский край. И этим человеком мог быть только Церерин.

Он писал и от имени царя?

Как известно, 4 апреля 1914 года император Николай II на докладной записке министра иностранных дел С. Д. Сазонова по вопросу о принятии населения пяти хошунов Урянхайского края под покровительство российского правительства написал: «Согласен».

И все. Понятно, Российский император не будет разрабатывать проекты писем, указов, приказов и прочее. Для этого есть чиновники разного ранга. Николай II написал только: «Согласен».

А ведь всем тувинским князьям была зачитана «высочайшая воля» о принятии их под протекторат. Откуда же взялся текст «воли»? И об этом есть в докладе Церерина:

«Как амбань-нойону, так и впоследствии кемчикгольскому нойону и урянхам бывшего хошуна монгольского князя Бейле-Сандыкдорчжи, а ныне «хошуна 17-ти отоков», ВЫСОЧАЙШАЯ воля была мною объявлена в присутствии всех оказавшихся в данное время налицо урянхайских чиновников по заранее выработанному тексту, с необходимыми вариациями сообразно особенностям положения каждого хошуна, а затем самый текст объявления, в переводе на монгольский язык с моею подписью и приложением должностной печати, передавался соответствующему урянхайскому правителю. (Копии текстов моих объявлений прилагаются.)»

Как видим, он позаботился и о «вариациях» соответственно написанным им же самим прошениям. Не таким уж он был «тиходумом» как казалось иным чиновникам. Гораздо хуже всё получилось бы у того, кто бы торопился, пытался действовать в приказном порядке.

Почему согласился подписать прошение Буян-Бадыргы

Ну да, Церерин написал текст. Но как и каким образом он мог убедить всех подписать его? Правители Бээзи-Хошуна действительно страдали от монголов. Их можно было убедить, пообещать защиту. Но Буян-Бадыргы? Ему-то зачем это понадобилось?

Нойон Хайдып - очень умный, честолюбивый человек. Он сумел не только вернуть звание ухерида, но и приобрести титул князя, печать и все, вытекающие из этого полномочия. На какое-то время он заполучил и Бээзи-Хошун. Да, титул он купил. А почему и нет, если титулы продавались? За коралловый шарик и личную печать он (по разным сведениям) заплатил от 60 000 до 100 000 рублей улясутайскому цзянцзюну.

Причины смерти его не ясны. Тут тоже есть разные мнения: самоубийство, отравление, паралич сердца. Хотя есть версия, что он скрылся в Халхе, в Китае или на Тибете.

Буян-Бадыргы, его приемный сын, таким образом стал правителем в 16 лет. Он родился 25 апреля 1892 года, а взял в свои руки бразды правления в 1908 году. Всего 16 лет! Сейчас он бы еще только учился в средней школе. Но у него был хороший советник – брат Хайдыпа Хамбо-Лама Чамзы.

В 1913 году Хамбо-Лама Чамзы ведь тоже писал прошение о принятии под протекторат. И, кстати, в этом достаточно объемном документе есть ссылка на работу Церерина: «Великого Российского Государства Заведующий Пограничными Делами Усинского округа сановник Церерин объявил урянхам, что Россия имеет свои права на территорию Танну-Урянхая и в течение 50 лет вела переговоры по этому вопросу с Маньчжурским Ханом. С падением в Китае Маньчжурской династии Россия теперь имеет право распространить свою власть на этот край, не заявляя о том никому».

На этом мы пока и остановимся. Но и к докладу Церерина, и к прошению Хамбо-Ламы мы обязательно вернемся, там есть еще немало интересных моментов. Вернемся и к мотивам Буяна-Бадыргы, который получил самые большие политические выгоды, и к странному положению Салчакского и Тоджинского хошунов.

А как же Хубсугульский хошун, о котором было написано в самом начале? И о нем обязательно будет. А сейчас – просто напомнили, что история Тувы необычайно интересна, а архивные документы помогают разобраться в ее тайнах.

Марина ДМИТРИЕВА

Все фотографии из антологии «Урянхай. Тыва дептер» и альбома «Черно-белая Тува»

Все фактические данные в материале – из архивных документов. Разные написания имен и географических названий – в соответствии с документами в источниках.

"Тувинская правда" № 90