Дед Мороз, он же – Соок Ирей, он же – сказитель…

В тувинской традиционной культуре Деда Мороза никогда не было. Правда, позже появился Соок Ирей, что с тувинского означает «Дед Мороз»: соок – мороз, ирей – дед. Словосочетание вошло в тувинскую речь в советские годы – когда ТНР присоединилась к СССР. В 90-е годы выражение прочно закрепилось, но всё равно тувинские дети больше использовали привычное «Дед Мороз». Получается, что Соок Ирей и Дед Мороз – один и тот же персонаж.

Неужели у тувинцев никогда не было своего Деда Мороза? Выходит – нет. Но аналог, можно сказать, был. Когда день максимально укорачивался, а ночь – удлинялась, люди любили рассказывать сказки, и особое место в этом процессе занимали сказители.

Передать знания сказкой

Жизнь в древней Туве была кочевой. Постоянная занятость трудом и разведением скота давали возможность тувинцам уделять время для досуга только вечером. Любили слушать сказки, особенно на Шагаа. Часто в семьях сказителями выступали родители, перед сном детям они рассказывали короткие истории с лёгким сюжетом. Сказки в понимании предков – не просто вымысел, а один из способов передать определенные знания, к примеру, о Вселенной, природе, психологии человека, о жизни животного и растительного миров. Именно поэтому сказки играли большую воспитательную роль и были альтернативой книг и письменности.

Для укрепления семейных ценностей сказки – большое подспорье, поэтому родителям в свободное время нужно читать и рассказывать детям народные сказки. Это позволит восполнить пробел в отношениях ребёнка и родителя, укрепит положительные качества родительской ответственности, а ребёнку такое внимание принесёт только пользу в плане воспитания.

Было большой радостью в семье, если  родители замечали у своего ребёнка зачатки талантливого сказочника – его отправляли на обучение к известному сказителю. Люди считали, что талант этот – божий дар, поэтому говорили, что сказку прятать нельзя. Среди самых известных сказителей Тувы – Чанчы-Хоо Ооржак, Баазанай Тулуш, Маннай Ооржак. Если говорить о современных сказителях, то можно выделить народного хоомейжи Тувы Андрея Монгуша. Двадцать четвёртого декабря в Центре тувинской культуры он рассказал сказку о споре – кто же первый сказитель. В финале истории оказалось, что это мама.

Андрей, пой хоомей

Считается, что хоомейжи должен быть отличным сказителем. И наоборот. Тем более, что сказки рассказывать можно в трёх стилях: обычном (как говорят учителя литературы: с выражением), речитативом и под аккомпанемент, к примеру, игила. Так вот. Андрей Монгуш в детстве был соседом народного хоомейжи Тувы и известного сказителя Хунаштаар-оола Ооржака. Маленький Андрей часто засыпал под хоомей и сказки мастера. «Чабанская стоянка бабушки и дедушки находилась рядом с хозяйством нашего великого мастера исполнения горлового пения Хунаштаар-оола Сурун-ооловича Ооржака. Помню, как одним вечером он пришёл к нам в юрту – в гости. Дедушка попросил Хунаштаар-оола Сурун-ооловича спеть. Он так красиво исполнил горловое пение, что я заслушался и заснул. До сих пор с гордостью рассказываю знакомым и друзьям, как видел сны под чудесный сыгыт и хоомей самого Хунаштаар-оола Ооржака».

Андрей Монгуш, как и молодой Хунаштаар-оол Ооржак, занимался горловым пением, когда пас овец. На публике не пел. Бабушка и дедушка Андрея были очень мудрыми людьми – они понимали, что если сейчас скажут ему про его отличный хоомей, то только засмущают внука и тот перестанет заниматься.

«В детстве родители мне часто говорили, что нужно учиться петь горлом. С двенадцати лет начал пытаться осваивать хоомей, но никогда ни перед кем это не демонстрировал – обычным голосом пел, своего горлового пения стеснялся, – вспоминает народный хоомейжи Тувы Андрей Монгуш. – Исполнял хоомей только тогда, когда в одиночестве пас овец. Думал, что меня никто не слышит. На самом же деле меня слушали бабушка, Солай Сырбаевна, и дедушка, Кылбак Ыймандаевич, но мне про это ничего не говорили».

Чабан-горловик

Древнего сказителя можно сравнить с современным известным художником или писателем. По мнению российского фольклориста Бориса Путилова – сказочник с призванием не тот, кто, выучив наизусть сочинения других, передаёт и рассказывает, а тот, кто действительно в ходе рассказа может украсить сюжет сказки по-своему, придать им неповторимый акцент.

Хунаштаар-оол Ооржак родился в 1932 году в местечке Мунгаш-Ак в Барун-Хемчике в семье простого арата. Служил в армии. После чего переехал в Сут-Холь. Почти всю свою жизнь работал чабаном. Он не просто любил природу, был с ней одним целым, вот почему хоомейжи так искусно копировал звуки леса, ветра, щебетание птиц и крики животных. Пася овец, Ооржак часто напевал мелодии, многие из которых придумывал сам. Так оттачивалось мастерство будущей легенды. Истинный дар от рождения заметили местные работникам культуры, которые сразу же сообщили о талантливом исполнителе в Кызыл. Время спустя в совхоз «Алдан-Маадыр» приехал научный сотрудник ТНИИЯЛИ и записал пение 35-летнего Хунаштаар-оола Ооржака на магнитную ленту. Практически сразу его имя стало известно всей республике.

Хунаштаар-оол Сурун-оолович считал, что у горлового пения существует более десяти стилей и подстилей: каргыраа, сыгыт, эзенгилээр, борбаннадыр, хоомей, канзыыр, думчуктаар, кырган хой каргыраазы, буга бустадыр, уянгылаар. «С самого детства я учился искусству горлового пения в стилях сыгыт и каргыраа, – рассказывал в одном из интервью Хунаштаар-оол Ооржак. – Очень любил слушать исполнение Ооржака Болдуна. Он был отличным хоомейжи. В настоящее время владею горловым пением в пяти стилях: хоомей, сыгыт, каргыраа, борбаннадыр, эзенгилээр. Сыгыт и борбаннадыр произошли от хоомея, каргыраа – от пения скворца, эзенги сродни каргыраа».

Передать опыт потомкам

Ооржак считал своим долгом знания передавать молодым. Но в то же время известный исполнитель говорил, что детей заставлять учиться нельзя, они должны захотеть обучаться горловому пению сами. «Ни в коем случае нельзя заставлять детей учиться. Ребёнок, прежде всего, должен сам чувствовать музыку на слух. Если насильно учить ребёнка петь, то горло его может опухнуть, заболеть», – отмечал Хунаштаар-оол Сурун-оолович.

Нельзя также петь против ветра и при шуме, так как если стараться перекрыть шумовые препятствия, нагрузка становится больше и голос может испортиться. Нужно избегать употребления холодной воды, газировки, мороженого. Очень полезны горячее молоко, сырое яйцо, жирные продукты, а также, чай с лимоном. Если в горле начинает першить, поможет Стрептоцид. «Все пять стилей исполняю чисто. Поэтому одна из моих главных обязанностей – обучать горловому пению детей. Даже наши ветераны, мастера горлового пения Ак-оол Кара-Сал, Максим Дакпай, Санчы Кызыл-оол выступали, используя только один или два стиля. Теперь пришло время обучать наши молодые таланты горловому пению в трёх – пяти стилях. Некоторые хоомейжи дают мелодию коротко и низко. Это неправильно. Причина проста: они не обучались специальной методике, у них не до конца поставлен голос. Конечно, очень отрадно, что подрастающее поколение не забывает и продолжает народные традиции, поёт в стилях «хоомей», «сыгыт», «каргыраа», – говорил Хунаштаар-оол Ооржак.

Классик стиля

Он был и остается лучшим, признаётся народный хоомейжи Тувы Андрей Монгуш. Его мнение поддерживает и министр культуры республики Алдар Тамдын, который был одним из последних учеников Ооржака: «Хунаштаар-оол Сурун-оолович – классик тувинского хоомея. Он – истинный тувинец, настоящий хранитель традиций, культуры и обычаев нашего народа. Он передал нам драгоценные стили горлового пения. Как исполнитель – он был настоящим виртуозом и профессионалом, причём без музыкального образования. Хунаштаар-оол Ооржак – мой преподаватель, очень горжусь этим. Я был одним из последних его учеников. Он был потрясающим учителем и хорошим человеком – он всё четко объяснял, давал советы».

«Считаю, что мне очень повезло, что мы жили рядом с Хунаштаар-оолом Сурун-ооловичем – с его сыном часто пас овец, – делится воспоминаниями Андрей Монгуш. – Тот вечер, когда засыпал под его великолепные сыгыт и хоомей, не забуду никогда. Мой дедушка, когда просил его исполнить горловое пение, делал это, чтобы я вникал и учился у великого мастера, сейчас это прекрасно понимаю. И на меня эти своеобразные уроки, конечно, повлияли. Последний раз мы виделись весной 1993 года, когда он приходил к нам на зимнюю стоянку в гости. Хунаштаар-оол Сурун-оолович обожал природу, и это повлияло на его стиль и мастерство исполнения горлового пения. Его сыгыт, хоомей и борбаннадыр – прекрасны. Счастлив, что знал его лично и очень отрадно, что сохранились записи его песен».

Народный хоомейжи Тувы Хунаштаар-оол Ооржак не раз призывал общественность – следовать народным традициям, просил сохранить национальную идентичность: «Грустно смотреть на то, как сыгыт и хоомей все больше становятся похожи на эстраду или дискотеки, кажутся легкомысленными, в то время как они должны быть певучими, спокойными и глубокими. Обернитесь назад, вспомните наши прекрасные мелодии, не забывайте их!».

Андрей МАКАРОВ

Иллюстрации из открытых источников

"Тувинская правда" №95